Урановый скандал администрации Обамы






Эндрю С. Маккарти

Не только Клинтоны участвовали в сделке с русскими, которая ставит под угрозу национальные интересы страны.

Давайте рассмотрим урановый скандал в перспективе: полмиллиона долларов, которые Путинский режим заплатил Биллу Клинтону - это в пять раз больше, чем режим потратил на всю эту рекламу в Facebook - то, что демократический медиа-комплекс смехотворно называет причиной выигранных Дональдом Трампом выборов в 2016 году.

Покупка рекламы в Facebook, которая началась в 2015 году - до вступления Дональда Трампа в предвыборную гонку - была больше левым агитпропом (проталкивалась истерия о расизме, иммиграции, оружию и т.д.), чем предвыборной информацией. По словам старого политического стратега Клинтонов Марка Пенна только лишь 65 тысяч долларов пошли на настоящую предвыборную кампанию (вы прочитали правильно: 65 тысяч долларов). Для сравнения, поразительная сумма в 500 тысяч долларов за одну речь Клинтона была выплачена связанным с российским режимом банком Биллу Клинтону, и это была лишь часть мульти-миллионной долгосрочной стратегии по влиянию Кремля на бывшего президента и его жену, в последствии госсекретаря Хиллари Клинтон. В то время Россия планировала - и успешно - добиться согласия американского правительства на приобретение компании Uranium One, а вместе с ним получить доступ к десяткам миллиардов долларов в запасах урана США.

И вот суть: скандал с Uranium One это не только, и даже не преимущественно, скандал с Клинтонами, это скандал с администрацией Обамы.

Клинтоны всего лишь делали то, чем они занимались всегда: конвертировали в денежные знаки свою "государственную службу". Хиллари Клинтон была в авангарде Администрации Обамы, но трудно поверить, что лишь она виновата в действиях, которые подвергли риску национальную безопасность. Администрация "зеленых" передала контроль за одной пятой всех урановых запасов США России, враждебному Америке режиму - и в частности, в руки контролируемому Кремлем, российскому государственному атомному конгломерату Росатом. Хуже того, когда администрация Обамы одобрила сделку, там знали, что американская дочерняя компания Росатома была вовлечена в прибыльные преступные схемы по вымогательству, мошенничеству и отмыванию денег.

Администрация Обамы знала, что республиканцы в Конгрессе попытаются заблокировать сделку. И поэтому Министерство юстиции скрыло то, что они знали. Министерство юстиции позволило преступному предприятию и дальше коррумпировать и запугивать урановые предприятия США, вместо того, чтобы начать расследование, которое могло бы остановить сделку. Прокуроры ждали четыре года, нарушая законодательство. Тем временем, администрация Обамы держала Конгресс в неведении, по сообщениям, запугивая информатора, который хотел представить информацию огласке.

"Перезагрузка" Обамы 

Чтобы понять, что случилось, нам следует вернуться к началу.

Первый в мире ядерный арсенал путинской России скрывал ее слабую экономическую силу. Таким образом в течении более чем десяти лет, режим стремился развивать и эксплуатировать свой потенциал в качестве производителя атомной энергии. Наивно рассматривая Россию больше как "стратегического партнера", чем злонамеренного конкурента, администрация Буша-младшего заключила с Кремлем в мае 2008 года соглашение о ядерном сотрудничестве. Впрочем эта ошибка была допущена до того, как Конгресс смог одобрить его. Россия, оставшись Россией, напала на Грузию.

В 2009 году, несмотря на эту агрессию (которая продолжается по сей день оккупацией Россией Абхазии и Южной Осетии), президент Обама и госсекретарь Хиллари Клинтон сигнализировали о готовности новой администрации "перезагрузить" отношения с Москвой. В основе этой перезагрузки лежали возобновление сотрудничества в торговле и атомной энергетике.

В 1992 году администрация президента Джорджа Буша-старшего дала разрешение только созданной Российской Федерации продавать уран, извлеченный из ядерных боеголовок, на территории США (после того, как они были сняты с вооружения). Российским коммерческим агентом, который отвечал за доставку и продажу этого урана на территории США, стала контролируемая Кремлем компания "Tenex" (формально ОАО "Техснабэкспорт").  "Tenex"  это дочерняя компания Росатома.

Подразделением "Tenex" (и соответственно Росатома) в США стала такая компания "Tenam USA".  "Tenam USA" базируется в городе Бетесда, штат Мэриленд. Когда к власти пришел Барак Обама, руководителем "Tenam USA" был Вадим Микерин.

Администрация Обамы выдала Микерину визу в 2010 году, но проведенное ФБР расследование показывает, что он работал в США еще с 2009 года.

Преступная схема

Генеральный директор Tenam Микерин отвечал за организацию и управление контрактами Росатома/Tenex с покупателями урана в США.  Это дало ему огромные рычаги влияния на американские компании. С помощью некоторых сообщников, Микерин использовал эти рычаги, чтобы шантажировать и заставлять американских контрагентов платить завышенные цены за уран. Затем они отмывали выручку через компании-прокладки и секретные банковские счета в Латвии, на Кипре, в Швейцарии и на Сейшельских островах - хотя некоторые транзакции проводились в наличных деньгах.

Завышение цен на уран имело две цели: они обогатили связанных с Кремлем энергетических чиновников в России и США на сумму в миллионы долларов; и также они коррумпировали американские энергетические компании, которые должны были платить взятки, делая игроков на энергетическом рынке США - критически важном секторе для России - уязвимыми для шантажа со стороны Москвы.

Но у Микерина была проблема. Чтобы продвигать дальше кремлевскую экспансию в атомной энергетике ему нужен был лоббист, которого он планировал подсадить на откаты, так же как он сделал с американскими энергетическими компаниями. С помощью сообщника, связанного с русской организованной преступностью, Микерин нашел такого лоббиста. Имя этого человека не разглашается, но мы знаем, что сейчас его интересы представляет Виктория Тойнсинг, уважаемый вашингтонский адвокат, бывший федеральный прокурор и советник комитета Сената по разведывательной деятельности.

Когда Микерин нанял его в 2009 году, лоббист начал опасаться, что работа с ним повлечет за собой нарушение законодательства. Поэтому он связался с ФБР и рассказал все, что ему известно. С этого момента, ФБР и Министерство юстиции разрешили ему участвовать в российских преступных схемах в качестве "конфиденциального источника" - и он известен как источник "CS-1" в письменных показаниях, которые правительство, годы спустя, представило в суд для получения ордеров на обыск и арест.

Когда засекреченный источник стал информатором ФБР, возглавлял бюро директор Роберт Мюллер, который сегодня является специальным прокурором и расследует связи Трампа с Россией. Расследование было сосредоточено в штате Мэриленд (где находится Tenam).  Прокурором штата Мэриленд был назначенный Обамой Род Розенштейн - сегодня заместитель генерального прокурора и человек, который назначил Мюллера специальным прокурором для расследования связей Трампа.

Благодаря информации CS-1, ФБР знала и контролировала преступные схемы практически с самого начала. К середине мая 2010 года, бюро уже фактически могло доказать схему и три платежа, которые Микерин выжал из осведомителя. Не менее важно: согласно сообщениям Джона Саломона и Элисон Спанн в The Hill, осведомитель узнал из бесед с Микериным и другими, что официальные лица России пытались снискать расположение семьи Клинтонов.

Uranium One, Россия и Клинтоны.

Нет никакого сомнения, что эти попытки снискать расположение четы Клинтонов имели место. Я изложил некоторые факты год назад и предположил, что Министерство юстиции должно расследовать деятельность Clinton Foundation и влияние самой Хиллари Клинтон, как госсекретаря, на потенциальное схему преступления.

В 2005 году бывший президент Клинтон помог своему другу, канадскому миллиардеру Фрэнку Джустре, получить права на добычу урана у казахстанского диктатора. Казахская сделка позволила фирме Джустры (Ur-Asia Energy) объединится с южноафриканской компанией Uranium One на 3,5 миллиардов долларов. Затем Джустра и его партнеры внесли десятки миллионов долларов в Фонд Клинтонов. Помимо казахских запасов, Uranium One контролировала около пятой части запасов урана в США.

Увы, но Путин тоже хотел казахский уран. Он надавил на казахстанского диктатора, который арестовал чиновников, которые были ответственны за продажу компании Джустры прав на добычу урана. Это поставило Uranium One под угрозу захвата казахским правительством.

По мере того, как акции Uranium One падали в цене, его руководители в панике обратились в Госдепартамент, которым теперь руководила их друг Хиллари Клинтон. США вступают в игру, созывая срочную встречу с представителями казахского режима. Пару дней спустя было объявлено, что кризис миновал (перевод: вымогательство окончено). Российский энергетический гигант Росатом покупал 17% Uranium One и угроза со стороны казахского правительства исчезала, а вместе с ней и угроза доходам донорам Фонда Клинтонов.

Для Путина же это было только начало. Он не хотел миноритарного пакета в Uranium One, он хотел контролировать уран.  Для этого Росатому нужен был контрольный пакет акций Uranium One. Это была высокая планка - не из-за прав на добычу в Казахстане, а из-за того, что приобретение американских запасов Uranium One требует разрешения американского правительства.

Уран является основополагающим для атомной энергетики и национальной безопасности США. Как пишет New York Times в своей статье о тревожных связях между Фондом Клинтонов и передачей американских урановых активов России, США получают пятую часть своей электроэнергии от атомных электростанций, но производят лишь пятую часть необходимого количества урана. Следовательно, иностранный резидент не может приобрести права на американский уран без разрешения Комитета по иностранным инвестициям.

Комитет по иностранным инвестициям состоит из глав 14 правительственных агентств, которые занимаются национальной безопасностью и торговлей. В 2010 году он включал не только госсекретаря Хиллари Клинтон, которая культивировала свой образ ястреба в вопросах таких покупок, но также и генерального прокурора Эрика Холдера, чье Министерство юстиции (и подконтрольное ему ФБР) проводили расследование о вымогательстве, мошенничестве и отмывании денег, которыми занимался Росатом.

В марте 2010 года, чтобы продвигать "перезагрузочную" повестку Обамы, госсекретарь Клинтон поехала в Москву, где встретилась с Путиным и Дмитрием Медведевым, который тогда удерживал президентское кресло теплым для Путина. Вскоре выяснилось, что Ренессанс Капитал, российский банк, связанный с кремлевским режимом предложил Биллу Клинтону 500 тысяч долларов всего за одну речь - гораздо больше, чем обычно получают бывшие президенты за свои спитчи и что стало наибольшей однодневной платой для Клинтона. Ренессанс был агрессивным промоутером Росатома.  Речь Клинтона состоялась в июне в Москве. Непомерные деньги за речь это, впрочем, гроши, по сравнению с 145 миллионами долларов, которые были заплачены Фонду Клинтонов, как сообщает Newsweek, ссылаясь на источники, близкие к сделке по Uranium One.

За месяц до речи, сообщает The Hill, Билл Клинтон сообщил Госдепартаменту своей жены, что хочет встретится в России с Аркадием Дворковичем, который помимо того, что был главным советником Дмитрия Медведева, также был ключевым членом правления Росатома. Неизвестно дал ли Госдепартамент разрешение на встречу, вопрос похоже стал спорным, потому что Клинтон непосредственно встречался лишь с Путиным и Медведевым. Я  уверен, что вы будете спокойны, когда узнаете, что самые честные люди, советники Клинтона, заверили, что на этих встречах темы Росатома и урана не поднимались.

Держать Конгресс в неведении.

Тем временем, оппозиция в Конгрессе пыталась противостоять потенциальной продаже запасов американского урана России. Как пишет Питер Швайцер в своей ценной книге "Наличка Клинтонов: Нераскрытая история о том, как и почему иностранные правительства и бизнес сделал Хиллари и Билла богатыми", четверо бывший конгрессменов, связанных с вопросами национальной безопасности - Питер Кинг (Республиканец, Нью-Йорк), Илеана Рос-Лехтинен (Республиканка, Флорида), Спенсер Бахус (Республиканец, Алабама) и Ховард МакКеон (Республиканец, Калифорния) - выразили серьезную озабоченность, указывая на то, что Росатом помог Ирану, заклятому врагу Америки, построить Бушерский атомный реактор. Конгрессмены пришли к выводу, что "передача под контроль существенных урановых запасов государственному российскому агентству... не будет соответствовать американским национальным интересам". Сенатор республиканец Джо Баррассо возражал против передачи России контроля за урановыми активами в его штате Вайоминг, предупреждая о "тревожной репутации России в поддержке ядерных программ враждебных Америке стран, особенно в Иране и Венесуеле". Конгресс начал продвигать закон, который выражал несогласие Конгресса по поводу попыток Обамы возобновить соглашение о ядерном сотрудничестве, которое отменил Буш-младший.

Очевидно, что в такой атмосфере, раскрытие преступных схем дочерней компании Росатома в США, могло похоронить сделку по передаче активов России. Вероятно это также могло положить конец инициативам "перезагрузки", в которую Обама и Клинтон много инвестировали - повестка, в рамках которой рассматривались вопросы благоприятных для Кремля договоров о ядерном вооружении и примирение с ядерной программой российского союзника Ирана. Этого не должно было случится. Преступные схемы россиян не были раскрыты Комитету или Конгрессу - ни госсекретарем Хиллари Клинтон, ни генеральным прокурором Эриком Холдером, ни, конечно же, президентом Бараком Обамой. В октябре 2010 года Комитет по иностранным инвестициям одобрил сделку о приобретении Росатомом Uranium One.

Сделка помогает делу исчезнуть.

Несмотря на то, что у ФБР был информатор, который собрал убойную информацию, и что к началу 2010 года было возбуждено уголовное дело в отношении Микерина, преступным схемам позволили работать до лета 2014 года. Только тогда Микерин и его сообщники были арестованы.

Почему тогда? Это не высокая наука. В марте 2014 года Россия аннексировала Крым. Путин также ввел войска в Украину, фактически взяв под контроль часть территории на Востоке. Понятно, что "перезагрузка" Обамы была мертва. Более того, расследование схем Микерина было настолько задержано, что Министерство юстиции рисковало потерять способность обвинить его в преступлениях 2009 года, поскольку по большинству федеральных преступлений строк давности составляет 5 лет.

Тем не менее, крышка должна была быть закрыта. Если бы в разгар российской агрессии внимание публики было привлечено информацией о таком огромном провале четырехлетней давности, это повлекло бы огромный скандал вокруг администрации Обамы и нанесло бы удар по президентским амбициям Хиллари Клинтон, а также могло привести к уголовному делу.

Администрации Обамы нужно было избавиться от этого дела, и желательно без публичного процесса.

Задумайтесь об этом: расследование преступных схем России в американском энергетическом секторе должно было стать таким впечатляющим успехом, что ФБР и Министерство юстиции должны были объявить о нем с громкими фанфарами, с большой пресс-конференцией, где бы они нахваливали сами себя перед вспышками фотокамер...и конечно же, еще и еще больше пресс-конференций.

Но этого не было.

Как сообщает The Hill, Министерство юстиции и ФБР ничего не сказали о том, когда Микерин и его сообщники были задержаны. Они быстро подписали признание и это было объявлено без фанфар прямо перед Днем труда. Микерин был осужден как раз перед Рождеством. Все без лишней помпы и вне широкого освещения.

Насколько в отчаянии было Министерство юстиции Обамы, чтобы замолчать дело? Это то, что Розенштейн и Холдер должны нам рассказать.

Микерин был арестован по обвинению в преступной схеме, которая тянулась аж с 2004 года и включала в себя вымогательства, мошенничество и отмывание денег. Тем не менее, ему было позволено признать себя виновным лишь по одному эпизоду в сговоре с целью отмывания денег.

Правда есть нюанс: это не был сговор с целью отмывания денег.

Согласно федеральному закону, это преступление (раздел 1956 Уголовного кодекса) предусматривает лишение свободы на срок до 20 лет - не только за сговор, а за каждый факт отмывания денег. Но Микерин не был признан виновным в этом преступлении. Ему разрешено было признать себя виновным по обвинению в любом сговоре (раздел 371), которое предусматривает наказание за любой вид преступного сговора против США. Раздел 371 предусматривает наказание в виде лишения свободы от нуля до 5 лет лишения свободы.

Согласно инструкции Министерства юстиции, когда дело касается тяжких преступлений (это касается отмывания денег, рэкета, наркотрафика и других серьезных преступлений) прокуроры не имеют право использовать раздел 371 Уголовного кодекса. Раздел 371 касается менее тяжелых составов преступлений. Использовать этот раздел для состава преступления по отмыванию денег является нарушением федерального закона, а также сигналом суду, что обвинение не считает это преступление основным.

Тем не менее, это именно то, что сделал офис Розенштейна, когда было подписано соглашение между адвокатами Микерина и прокурорами из отдела по борьбе с мошенничеством Министерства юстиции (Смотрите третий документ расследования The Hill, названный "Mikerin Plea Deal"). Никакого RICO, никакого вымогательства, никакого мошенничества - соглашение о признании вины не содержит ни одного упоминания о каких-либо вымогательствах за период 2009 и 2010 годов, прежде чем Комитет по иностранным инвестициям одобрил покупку Росатомом американского урана. Микерин должен был признать себя виновным в номинальном обвинении в "сговоре с целью отмывания денег". Это спасло его от обвинения в реальном отмывании денег. Таким образом, он получил четыре года за крупные преступления, связанные с вопросами национальной безопасности, что конечно же стало причиной того, что он подписал признание вины и отказался от подачи апелляции, тем самым избавив администрацию Обамы от лишней огласки.

Интересно, что, как показывает соглашение о признании вины, отдел по борьбе с мошенничеством Министерства юстиции возглавлял в то время Эндрю Вайссманн, который сегодня является одним из главных прокуроров специального прокурора Роберта Мюллера в расследовании русских связей Дональда Трампа.

Оставалась последняя проблема, чтобы навсегда закрыть тему. Это был осведомитель - лоббист, который работал на ФБР и раскрыл преступные схемы россиян в 2009 году. Он хотел говорить.

В частности, как объясняет его адвокат мисс Тойнсинг, информатор хотел рассказать Конгрессу то, что знал - то, о чем у ФБР и Министерства юстиции уже были доказательства, до одобрения Комитетом по иностранным инвестициям сделки о передаче России американских запасов урана, а также об усилиях Росссии, о которых он узнал, по отношению к Биллу и Хиллари Клинтонам. Но ему не дали говорить.

Как объясняет его адвокат, ФБР заставила его подписать соглашение о неразглашении информации. Министерство юстиции предупредило, что он будет привлечен к отвественности, даже если даст показания Конгрессу (Ну вы же знаете, ФБР противостоит любым утечкам секретной информации...кроме той, конечно, которая инициирована самим ФБР). Кроме того, когда информатор решил обратиться в гражданский суд, с целью взыскать свой личный ущерб от российских схем, Министерство юстиции предупредило его об ответственности и заявило ему, что иск тоже будет нарушением соглашения о неразглашении. The Hill сообщает, что у адвоката имеются электронные письма свидетелю, которые содержат доказательства того, что Министерство юстиции оказывало давление на ее клиента с целью заставить его молчать.

И какое совпадение: это было в 2016 году, во время президентской кампании Хиллари Клинтон.

Оригинал National Review

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Американские ценности и европейские ценности

Сто лет зла