Сообщения

Сообщения за Август, 2017

Cтарая западная болезнь

Изображение
Джона Голдберг
Снос памятников это симптом извращенного желания Запада винить себя во всем
Вирус, похоже, приближается к фазе обострения. Мы можем увидеть полномасштабную эпидемию.
Зика? Эбола? Грипп?
Нет. У нас нет пока названия для этой болезни. "Иконоборчество" - т.е. уничтожение изображений и статуй, которые оскорбляют толпу - близко, но снос памятников лишь один острый симптом этой лихорадки.
Действительно, свержение памятников Конфедерации это лишь отдельный и более понятный симптом более широкой тенденции. Эти вещи происходят десятилетиями. Одной из первых вспышек болезни было слово "крестоносец". Этот термин оскорблял чувства людей, которые не знали, что они не знали. Левые историки (и исламисты, которые любят их) убедили себя в том, что Крестовые походы были первой попыткой Западного империализма и колониализма. В то время, как по-факту, это были скорее оборонительные войны, призванные отбить агрессию мусульманских колонизаторов. Даже организация "Camp…

Почему нам нужна идеология в политике

Изображение
Мэттью Пэррис
Потому что некоторые вещи могут работать на практике, но не в теории
"Изучая историю в Бейллиоле" - пишет Крис Паттен - "я понял, что одна вещь вызывала у меня беспокойство и это была всеобъемлющая теория или чрезмерное обобщение". Это замечание из последней книги лорда Паттена "Первая исповедь". Генри Кесвик написал неодобрительный обзор на книгу Паттена в этом журнале, и я потратил в последнее время немало времени, пытаясь убедить наших общих друзей прекратить их надоедливые протесты против книги ("Оставь это, Джоно, это того не стоит"). Чтобы услышать как сам Паттен рассказывает об этих честных, обаятельных и очень личных мемуарах, я лично недавно сходил в переполненное здание оперы во время фестиваля Бакстон.
Крис, который был директором Conservative Research Department (CRD) в 1977 году, дал мне первую работу в политике, как друг и как политик, которым я восхищаюсь. В Бакстоне он был как всегда культурный, веселый, вдумчивый, ш…

Наша война против памяти

Изображение
Виктор Дэвис Хансон

Новое abolitio memoriaeНазад в будущее Римские императоры часто были плохими - но в основном убедиться в этом можно было только в ретроспективе. Монстр вроде Нерона, из династии Юлиев-Клавдиев, или более поздние психопаты Коммод и Каракалла, были умаслены лизоблюдами при жизни - только для того, чтобы быть презираемыми ими во время падения.
Когда очередного сошедшего с ума императора наконец убивали, Сенат, наполненный сикофантами, провозглашал a damantio memoriae ("проклятие памяти"). Предыдущие поминовения отменялись, тем самым лишая умершее чудовище любого наследия и следовательно любого существования в вечности.
В более практических вопросах, параллельно следовало abolitio memoriae ("очищение памяти"). В частности моралисты либо уничтожали, либо убирали все статуи и надписи о плохом императоре. В случае наиболее яркого или ценного произведения искусства они стирали имя императора (abolitio nominis), или удаляли его лицо и некоторые физические…

Наследники инквизиции

Изображение
Кевин Д. Уильямсон
Прогрессисты заявляют, что они любят науку, но что они действительно любят это власть
Быть хорошим прогрессистом означает придерживаться одновременно двух несовместимых понятий: одно, что наука дает окончательный ответ по любому вопросу, по которому ученные имеют какое-либо мнение; второе, что научный метод является нелегитимным инструментом различных атавистических сил, стремящихся сдержать освобождение женщин, черных, латино, бедных, геев, инвалидов, гендер-флюидов - всех, кроме Митта Ромни.
Если бы вы смотрели на кампусы колледжей правильным взглядом в восьмидесятые и девяностые, вы могли предвидеть наступление этого.
Большинство философски сознательных прогрессистов были долгое время околдованы верой в то, что наука - или скорее Наука - может быть поставлена на службу социальному менеджменту, слишком сложному для простой бюрократии. Советский Союз вложил огромную часть своего скудного капитала в нечто, что они назвали "Советская кибернетика", своего род…

Каждый враг

Изображение
Иан Таттл
Расплывчатая и опасная идеология левого насилия
В настоящее время на улицах громят витрины и поджигают вещи, все это делает группа, которая называет себя "Антифа" и все ради "антифашизма". Антифа не является новым явлением; они всплыли на поверхность во время движения "Occupy Wall Street" и во время антиглобалистских протестов конца 90-х начала 2000-х. Движение Антифа зародилось в начале 20-го века в Европе, когда фашизм был конкретной и насущной угрозой и они до сих пор активны на континенте. В последнее время Антифа выступила как боевая ячейка #Восстания против Дональда Трампа, который по их мнению является фашистом и пытается установить фашистский режим. В Вашингтоне Антифа провела утро Дня инаугурации президента поджигая мусорные баки, бросая камни в полицейских, поджигая лимузины и бросая куски тротуара в окна предприятий. 1 февраля Антифа устроили пожар и штурмовали здание Университета Калифорнии Беркли, чтобы предотвратить выступление Майл…

Прогрессивизм в совете директоров

Изображение
Кевин Д. Уилльямсон
Класс и его интересы
Человек организации [так называлась книга Уильяма Уайта], которого мы впервые встретили в 1956 году, до сих пор с нами. И его эксцентричная карьера на протяжении всего этого времени частично отвечает на вопросы, которые задают многие современные консерваторы: учитывая то, что прогрессивисты так ненавидят корпорации, почему наши корпоративные лидеры так прогрессивны? Легко понять, что они встают в оппозицию к администрации Трампа в своих личных интересах в таких вопросах как программа H-1B и в вопросах виз, которые мешают их доступу к работникам и клиентам. Но почему 130 корпоративных лидеров - включая руководителей American Airlines и Bank of America - собрались вместе, чтобы ополчиться на правила общественных туалетов в Северной Каролине, которые так раздражают трансгендерных активистов и бизнес-лидеров, у которых нет интересов в Северной Каролине и которых ничего не связывает с этим штатом и его политикой?
Это малодушие или что-то большее?
В п…