Безумие в Средиземноморье




Николас Фаррелл

Как гуманитарные усилия создают еще больший кризис


После того, как ЕС заключил сделку с Турцией о передаче беженцев, вопрос о мигрантах, которые пытаются пересечь границы ЕС и часто тонут в Средиземном море, в значительной степени исчезли из британских СМИ. Больше нет фотографий трехлетнего Алана Курди, вынесенного на побережье Турции, после крушения его резиновой лодки, на которой он с семьей пытался добраться до греческого острова Кос в августе 2015 года.

Теперь контрабандисты и сами мигранты знают, что нет смысла пытаться выбраться из Турции в Грецию, потому что они будут отправлены обратно в обмен на то, что ЕС будет принимать мигрантов из лагерей в Турции. Сделка успешно сократила деятельность преступных группировок, действующих в восточном Средиземноморье: за первые шесть месяцев этого года поступление беженцев в Грецию упало на 93% по сравнению с прошлым годом.

Но проблема не исчезла; она просто переместилась на запад к Италии, где все становится все хуже и хуже. В прошлом году в Италию прибыло рекордное количество мигрантов: 181 000 человек, все они прибыли по Средиземному морю и почти все из Ливии, и в этом году их должно быть еще больше: к этому времени уже более 90 000 переместились по Средиземному морю с побережья Ливии в Сицилию, согласно последним данным Международной организации по миграции ООН (IOM). Ранее на этой неделе IOM сообщила, что в этом году умерли 2 359 мигрантов, при 5 083 смертей за прошлый год и 2 777 в 2015 году.

ЕС, который с самого начала не справлялся с проблемой мигрантов, заключив сделку с Турцией лишь после многих лет бездействия, умыл руки перед этим взрывом мигрантского трафика. Он проигнорировал отчаянные призывы о помощи от итальянского правительства.

Италию используют как заслонку. Большинство мигрантов использовали эту страну в качестве промежуточного пункта на пути в более благополучные страны северной Европы. Но после того как Австрия и Франция фактически отказались от Шенгенского соглашения путем введения пограничных проверок, мигранты застряли в Италии, в стране с уровнем безработицы в 12 процентов и экономическим прогнозом о том, что стране понадобиться еще одно десятилетие, чтобы вернуться к уровню 2007 года. Хуже того, проблема мигрантов сосредоточена на юге Италии, где экономика самая слабая, а налогоплательщики наиболее скудны. Многие мигранты живут в хостелах, каждый из которых обходится 13 000 евро тем, кто платит налоги. Другие растворяются в черной экономике, спят на улицах или живут незаконно в переполненных квартирах.

Отчасти благодаря фашистскому прошлому, итальянцы стремятся не быть расистами, но их уже тошнит от того, что они видят как незаконное вторжение мигрантов и соучастие в этом четырех последних никем не избранных премьер-министров, которые правили после отставки последнего избранного премьера Сильвио Берлускони в 2011 году. Согласно последнему опросу общественного мнения, опубликованного в римской ежедневной газете "Il Messaggero", 67% итальянцев хотят, чтобы Италия закрыла свои порты для спасательных судов с беженцами и депортировала мигрантов, попавших в Италию, и 61% хотят морской блокады побережья Ливии.

Левые в Италии сильно потеряли на последних местных выборах в июне в результате усиления гнева от кризиса с мигрантами. Джузи Николини, мэр Лампедузы, которая получила приз мира от ЮНЕСКО и получила высокую оценку от Папы Римского, закончила выборы на унизительном третьем месте, побежденная своим собственным однопартийцем из Демократической партии. Она обвинила в своем поражении свою оппозицию местному незаконному строительству, промолчав о гораздо более серьезной проблеме с мигрантами.

Но Лампедуза, всего семь миль в длину и две мили в ширину, находиться в 180 милях к северу от ливийского побережья и находится на переднем крае трафика мигрантов, по отношению к которому Николини проявила слишком много толерантности. Негативное отношение итальянцев к мигрантам усиливается благодаря растущему количеству очевидных доказательств того, что очень немногие прибывающие могут быть честно названы беженцами - если конечно вы не включите в это определение всех, кто живет в Африке, исходя из того, что уровень жизни и уважение к правам человека там повсеместно ниже, чем в западной Европе.

Дискуссии о переселениях мигрантов, как правило, ведутся в контексте спасения людей от войны в Сирии и Ливии. Тем не менее, согласно Евростата, из 46 995 человек, прибывших в Италию в первые четыре месяца этого года, только 635 были сирийцами и 170 ливийцами. В то же время, 10 000 прибыли из Нигерии, 4 135 из Бангладеш, 3 865 из Гамбии, 3 625 из Пакистана и 3 460 из Сенегала. Ни одна из этих стран не может считаться находящейся в состоянии гражданской войны, и даже если кто-либо из этих людей имеет право требовать убежища, международное право говорит, что они должны сперва заявить об этом в первой безопасной стране, в которую они попали - которая в любом случае была на их пути до того, как они пересекли Средиземное море, чтобы попасть в Италию.

То что вызывает растущий гнев итальянцев, это роль благотворительных и неправительственных организаций (НПО) в перевозке мигрантов по Средиземному морю. Они любят предоставлять публике образ милосердия, чтобы оправдать свои действия, описывая мигрантов, как отчаявшихся людей, которые берут судьбу в свои руки, отправляясь в море на любом судне, потому что риски на море не способны превысить те, которым они подвергаются у себя на родине. "Save the Children" ["Спасите детей"], например, заявляет душераздирающей прозой у себя на веб-сайте, между фотографиями маленьких детей, завернутых в одеяла, что "дети бегут от пуль, нищеты, преследований и растущего воздействия изменений климата только для того, чтобы утонуть в европейских водах".

Реальность же намного другая. Подавляющее большинство мигрантов из Ливии это молодые люди, которые платят контрабандистам эквивалент 1000 евро за каждого, инвестируя в то, что они считают просчитанным риском ради лучшей жизни в Европе. Бизнес-модель контрабандистов не предусматривает транспортировку своих клиентов к побережью Италии, а скорее транспортировку на 12 морских миль до границы территориальных вод Ливии, где их можно уже "спасти" и переправить в Европу. Контрабандисты заявляют о том, что они делают вполне открыто: то, что иначе, чем ливийское туристическое агентство и не назовешь, открыло свою страницу в Facebook, предлагающую "билеты" для "пассажиров", предоставляя "групповые скидки" для переправы на "паромах" - т.е. на лодках контрабандистов - и указывают номер телефона. Путешествие, они заявляют, длиться всего три или четыре часа до спасения со стороны итальянского либо другого европейского НПО, которое завершит переправу в Европу.

С октября 2013 года по октябрь 2014 года второй этап поездки производился итальянским флотом и береговой охраной в рамках поисково-спасательной операции под названием "Mare Nostrum", в результате которой 190 000 мигрантов были переправлены в Италию. Но эти суда действовали в 150 милях к северу от побережья Ливии возле Лампедузы, которая сама находится в 150 милях к югу от Сицилии. Это означало, что мигранты должны были проделать большую часть пути своим собственным ходом. "Mare Nostrum" поощряла мигрантов брать на себя большие риски и таким образом количество погибших увеличивалось. Операция была изменена в 2014 году, когда ЕС согласился, что не только Италия, но и вся Европа должна нести бремя поиска и спасения. Так началась операция "Triton". В соответствии с планом операции поисково-спасательные суда со всей Европы работают на линии 120 миль к северу от Ливии. Тем не менее, все благотворительные суда (которые ответственны за треть всех спасательных операций) действуют вплоть до ливийского побережья. Среди них "Vox Hestia", 59-метровый буксир, которым управляет "Save the Children", 68-метровый "MV Aquarius", управляемый "SOS Mediterranee" и "Medicins Sans Frontieres" (MSF) и 40-метровый "Phoenix", принадлежащий MOAS, благотворительной организации, основанной американским бизнесменом и его итальянской женой. 

Операторы этих судов обязаны помогать тем, кто находиться в "бедственном положении" в море, если они могут это сделать. То, что им запрещено делать, так это преднамеренные и несанкционированные поисково-спасательные операции в пределах территориальных вод, также как и запрещено забирать людей с лодок, которые не находятся в бедственном положении под предлогом "спасения". Более того, если они спасают людей, терпящих бедствие, они обязаны доставить их в ближайший безопасный порт, который редко бывает в Италии.

Но эти суда заходят в территориальные воды Ливии. Я запросил у независимого голландского исследовательского института "Gefira" доказательства. Они использовали веб-сайты трафиков морских судов (открытые для общественности), которые отслеживают перемещения кораблей в реальном времени через спутник. Они обнаружили, что десятки судов НПО много раз заходили в территориальные воды Ливии. Например "Vox Hestia" заходила в территориальные воды Ливии 5, 16, 22 и 23 мая; "MV Aquarius" - 2, 5, 16 и 23 мая и совсем недавно 9 июля;  "Phoenix" заходил три раза, последний раз тоже недавно - 10 июля.

НПО сейчас находятся под следствием сицилийских магистратов по поводу возможного сговора с контрабандистами. Кармело Зуккаро, магистрат-обвинитель, сказал в апреле туринской газете "La Stampa": "У нас есть доказательства того, что у некоторых НПО существуют прямые контакты с торговцами людьми". Он говорит, что телефонные звонки были сделаны из Ливии в определенные НПО, их корабли освещали маршрут лодкам контрабандистов и некоторые судна отключали свои локационные транспондеры. 

Одно время "Save the Children" заявляла: "Vox Hestia", которая работает в международных водах и в координации с [итальянской] береговой охраной, никогда не входила в ливийские территориальные воды". Со временем они изменили свою риторику. Джордж Грэм, директор по гуманитарной политике "Save the Children", сказал: "Save the Children" действует в международных водах и приближается к территориальным водам только, если они будут проинструктированы итальянской береговой охраной. В исключительных ситуациях, в целях спасения жизней, "Save the Children" могут войти в территориальные воды Ливии, действуя в координации с итальянской береговой охраной. Мы не пассажирский транспорт. Мы не общаемся с торговцами и контрабандистами людей".

Марко Бертотто, глава MSF Italy, признает: "В 2016 году было три случая, когда MSF - в критических и срочных случаях, с разрешения соответствующих итальянских и ливийских властей - помогала спасать людей в 11,5 морских миль от побережья Ливии. Также и в 2017 году мы несколько раз входили в территориальные воды Ливии с разрешения соответствующих  властей". Спикер MOAS заявил, что "Phoenix" заходил в территориальные воды Ливии только с разрешения береговой охраны в Риме. Несмотря на неоднократные звонки и электронные письма, береговая охрана Италии отказалась объяснять, почему она выдала такие разрешения.

Эти благотворительные организации и другие корабли, действующие в Средиземном море, конечно же, утверждают, что они спасают жизни. Но то, что они на самом деле делают это сговор - намеренный или нет - в операции по торговле людьми. Если бы НПО и благотворительные организации перестали бы предоставлять сервис доставки в нескольких милях от берегов Ливии, и если бы Италия начала высылать мигрантов в страны северной Африки, откуда они прибыли, лодки контрабандистов не выходили бы в море.

Те, кто умирают в море становятся жертвами благонамеренной, но абсолютно ошибочной операции, которая со временем будет рассматриваться как большое моральное пятно на Европе.

Оригинал The Spectator

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Почему Демократы потеряли рабочий класс

Вашингтон охотится за Стивом Бэнноном