У нас никогда не будет Парижа





Редакционная статья
  
Президент Дональд Трамп решил вывести США из Парижского соглашения по климату. США никогда не должны были быть в нем на первом месте и вообще не вполне ясно должны были ли в нем вообще участвовать. Выбирая между интересами Америки и Давоским пиететом - перед лицом сопротивления даже некоторых из его собственной администрации - президент выполнил свое обещание поставить Америку на первое место.

Парижское соглашение является договором во всем, кроме названия: европейцы, подписавшие его, прошли все необходимые процедуры ратификации договоров, но США этого не сделали. Президент Обама делал все что мог, чтобы показать, что этот договор является чем-то другим нежели договором, потому что он не хотел ратифицировать его через Сенат, поскольку был полностью уверен, что Сенат откажется делать это - как, к слову, он скорее всего отвергнет его сегодня. Для правительства, которое руководствуется правом, процесс имеет значение. 

Содержание также имеет значение, и Парижское соглашение в этом не совершенно.

Даже если мы примем во внимание аргументацию климатических паникеров, Парижское соглашение вряд ли приведет к желаемому результату - и возможно не приведет вообще ни к какому. Две страны, которые ответственны за самое большое количество выбросов парниковых газов - Китай и Индия, первый и четвертый крупнейшие в мире эмитенты выброса углекислого газа соответственно - взяли на себя скромные обязательства по сравнению с развитыми странами Северной Америки и Западной Европы. Обе будут выделять больше углекислого газа, по крайней мере до 2030 года и обе страны взяли на себя в качестве главного обязательства не сокращение общего количества выбросов углекислого газа, но "сокращение интенсивности", имея в виду сокращение выбросов на единицу ВВП. Но такие улучшения будут происходить независимо от соглашений и правительственной политики, а просто в связи с экономическими изменениями, такими как рост сектора услуг, устаревания транспортных средств с высоким уровнем выбросов и заменой устаревшей инфраструктуры.

Может быть и есть определенная гуманитарная привлекательность в том утверждении, что богатые страны должны платить более высокую цену, но развитые страны уже более эффективны в использовании энергии. Если вы измеряете объем выбросов парниковых газов по сравнению с экономическим объемом производства - США уже в два раза более зеленая чем Китай, и это среднее значение показателей; Франция в пять раз эффективнее, Норвегия и Швеция в шесть раз. Реальная стоимость предельных сокращений выбросов неизбежно будет дороже в Швейцарии чем в Монголии.

В Парижском соглашении не учитывается эта экономическая реальность, и это может привести к тому, что ситуация с выбросами окажется даже хуже, а не лучше. К примеру, ограничение на потребление угля Североамериканскими электростанциями не обязательно приведет к сокращению потребляемого угля на Земле - а климатические изменения это планетарный вопрос - но вероятно сместит потребление североамериканского угля с относительно чистых объектов к потреблению китайского "грязного" угля - США уже являются нетто-экспортером угля, а Китай стал наибольшим его импортером. Глобальные энергетические рынки не питают большого уважения к идеализму, и от джентльменов из Пекина и Нью-Дели (и из других мест) не следует ожидать  политики, которая существенно снизит уровень жизни их народов, чтобы удовлетворить моральные вожделения западных элит. Мы не ожидаем, что власти из Вашингтона должны сделать тоже самое и поэтому Трамп выбрал правильный курс.

Если вы считаете изменение климата нравственным вопросом - и действуете в этом вопросе согласно морального императива - тогда Парижское соглашение может выглядеть привлекательно. Желание хоть что-то сделать, что-угодно, сильно в экологических кругах. Но этот вопрос более разумно рассматривать как вопрос оценки риска и цены, а также компромисса между затратами и выгодами и в этом случае планирование будущих адаптационных программ более разумное направление деятельности.  Как посчитал Национальный совет по защите ресурсов (а он далеко не Heritage Foundation) общие издержки для США от изменения климата - с широкими допущениями, включающем все, от ущерба из-за ураганов до высоких цен на продукты питания - составляют менее чем 2% ВВП к концу столетия. Другие исследования дают аналогичные цифры. Мы совершаем радикальные и дорогостоящие действия сегодня, чтобы не допустить снижения ВВП на 1,8% к 2100 году, который к тому времени будет уже значительно выше чем сегодня, учитывая, что Парижское соглашение очень далеко от того, чтобы гарантировать любые результаты для экономики.

Изменения климата несут риски для мира и безусловно есть место для совместных интернациональных действий для их решения. Но Парижское соглашение использует неправильный подход, навязывая США программы с высокими издержками/низкими результатами, которые не соответствуют ни национальным интересам США, ни глобальным экологическим интересам. Это часть наследия Обамы, в котором сантименты берут вверх над содержанием, и США будет лучше без него.

Оригинал National Review

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Почему Демократы потеряли рабочий класс

Вашингтон охотится за Стивом Бэнноном