Русский фарс




Виктор Дэвис Хансон

Помните как Хиллари и Обама приукрашивали Путина? И вспомните как СМИ радовались утечкам информации из команды Трампа

Зачастую именно американские левые читали американцам лекции о параноидальных подозрениях в отношении России. Альянс со сталинским СССР во время Второй мировой войны привел многих левых к мысли о продолжении послевоенной дружбы с Россией.

На протяжении последующей Холодной войны, американские либералы чувствовали, что правые проявляли необоснованную параною в отношении Советской России, кульминацией чего стала карьера сенатора с замашками демагога Джо Маккарти. Позже, в фильмах таких как "Семь дней в мае", "Доктор Стрэнджлав" и "Русские идут, Русские идут", Голливуд сфокусировался на таких американских неврозах, как враждебность к России, которая приводила к напряженным отношениям.

В великом шахматном поединке 1972 года, известном как "Матч века", американские либералы поддерживали Бориса Спасского против своего соотечественника Бобби Фишера, который смутил их своей победой.

В такой же манере, советский президент Михаил Горбачев изображался СМИ как вежливый, учтивый и ответственный миротворец, в то время как президент Рональд Рейган изображался как грубый разрушитель всего того, что могло помочь улучшить российско-американские отношения.

Сенатор Тед Кеннеди обратился к Юрию Андропову в 1984 году для получения от него помощи, чтобы помешать Рональду Рейгану переизбраться.

В общем американские левые всегда чувствовали, что Россия была чрезмерно демонизирована американскими правыми и считали Россию естественным другом, если даже не потенциальным союзником, для США.  Эта традиция несомненно повлияла на администрацию Барака Обамы, когда она решила протянуть руку Владимиру Путину, несмотря на его недавнюю агрессию в Грузии, постоянное подавление диссидентов внутри страны и несмотря на охлаждение России к администрации Джорджа Буша.

Обращение Обамы к русским

В марте 2012 года на встрече с президентом России Дмитрием Медведевым, президент Барак Обама то ли думал, что его микрофон отключен, то ли, что его жуткие заверения президенту России Дмитрию Медведеву не будут подхвачены:

"По всем этим вопросам, в частности по противоракетной обороне, можно прийти к согласию, но для него [Владимира Путина] важно дать мне пространство".

Медведев ответил: "Да, я понимаю. Я понимаю твой месседж по поводу пространства. Пространство для тебя..." 

Обама согласился и уточнил: "Это мои последние выборы. После выборов я буду более гибким".

Медведев закончил разговор словами: "Я понимаю. Я передам эту информацию Владимиру  и я тебя поддерживаю".

Честная интерпретация этого скрытого разговора выглядит так:

Барак Обама естественно хотел продолжить свою четырехлетнюю перезагрузку и продолжения контактов с Путиным, так же как он хотел наладить контакты с другими бывшими американскими врагами, такими как Иран и Куба. В тоже время Обаме было нелегко, потому что его оппонент на президентских выборах Митт Ромни мог напасть на него в ходе избирательной кампании за политику умиротворения Путина. Таким образом, чтобы упредить любые такие нападки в будущем, Обама будет казаться менее гибким (предлагать меньше "пространства") в отношении Путина, чем это было обычно в непредвыборные годы. Другими словами он не мог публично заверить Путина, что он не сможет быть гибким в отношении внедрения противоракетной обороны в Восточной Европе ("все эти вопросы") пока он не будет переизбран.

Боязливый Обама, в момент переговоров с Медведевым, послал сигнал, что после его предполагаемой победы, он вернется к своей политике перезагрузки. И что самое главное, Обама хотел, чтобы Путин заранее оценил его мотивы, которыми он будет руководствоваться во время президентской кампании. Или по крайней мере он надеялся, что он не будет мешать ему, делая движения, которые плохо скажутся на его политике перезагрузки.

Более того, Обама не хотел, чтобы его неявное предложение quid pro quo стало частью публичного протокола. Если бы оно стало публичным, оно могло быть интерпретировано как месседж Путину, что он должен отнестись с пониманием к положению Обамы - и что он должен вмешаться в американские выборы, ведя себя таким образом, которое поможет Обаме выиграть выборы.

В нынешнем истерическом климате, замените имя Обама на Трамп, и мы бы услышали требования Демократов об импичменте на том основании, что Трамп был пойман на секретных переговорах с русскими о компромиссе в жизненно важных национальных интересах в сделке quid pro quo, чтобы повлиять на исход выборов в 2012 году.


Архитекторы русского расширения


Администрация Обамы пришла с программой мягкой перезагрузки в отношении Владимира Путина, иллюстрацией которой была красная пластиковая кнопка, которую Госсекретарь Хиллари Клинтон нажала 6 марта 2009 года в Женеве. Перезагрузка строилась на критике Джорджа Буша, который заставил Путина отвернутся от него из-за его слишком жесткой позиции (типично ковбойской) в отношении российской агрессии в Грузии.

 В течении нескольких последующих лет, политика перезагрузки среди прочего состояла в отказе от ранее согласованных планов противоракетной обороны в Восточной Европе. Во время вторых президентских дебатов в 2012 году, Обама изображал Ромни как слишком жесткого по отношению к России:

"Несколько месяцев назад, когда Вас спросили: какая самая большая геополитическая угроза Америке в мире, Вы ответили, что это Россия, не Аль-Каида. Вы сказали Россия. 1980-е просят отдать им ваши взгляды обратно, поскольку холодная война закончилась 20 лет назад".

Администрация Обамы впервые за почти полвека пригласила Россию на Ближний Восток, чтобы помочь Обаме откреститься от своих собственных угроз красными линиями в Сирии, в случае подтверждения фактов использования ОМП. Более того, после агрессии России в Крыму и на Востоке Украины, большинство стран Запада восприняло действия Обамы как слишком мягкие, преимущественно из-за его приверженности предшествующей (хоть и провальной) политике перезагрузки.

Итак чем закончилась эта односторонняя перезагрузка в 2016 году?


Конечно же отчуждение не полностью совпало с агрессией России возле своих границ. Демократы не слишком возмущались Путиным, когда он бомбил сирийских повстанцев, не связанных с Аль-Каидой.

Скорее раскол между Демократами и Путиным был связан с пониманием того, что русские хакеры легко взломали почтовые сервера гуру политической кампании Хиллари Клинтон Джона Подесты и опубликовали его письма на Wikileaks. Это привело Демократов и Хиллари к полному замешательству - и они поддержали теорию о том, что Джулиан Ассанж и Wikileaks получали приказы от Путина или по крайней мере сотрудничали с российской разведкой.

Ненависть к Хиллари?


После неприятностей с Wikileaks, образ Путина был снова перезагружен и теперь они говорили, что он отдал приказ взломать почту Демократов, потому что он ненавидит Хиллари Клинтон и вообще всю администрацию включая Барака Обаму.

Это было странное обвинение. Если бы Путин был действительно реалистом, он должен был бы предпочесть Хиллари на посту президента после выборов 2016 году - учитывая его успешный опыт манипуляции перезагрузкой Обамы.

В отличии от Трампа, Хиллари скорее всего бы сохранила политику Обамы по радикальному сокращению оборонного бюджета и увековечила бы ограничения Обамы на развитие внутренних источников энергии, которые помогали России. Скорее всего она бы продолжила терапевтический подход Обамы к внешней политике.

С российской точки зрения, учитывая их стратегические и экономические интересы, уступчивый Обама 2.0 был бы лучше Трампа, с его внутренней повесткой дня в отношении нефти и газа, с его обещаниями увеличить оборонный бюджет и с его непредсказуемыми Джексоновскими обещаниями помогать друзьям и карать врагов.

Квадратура круга слежки

Весь нарратив "связи-Трампа-с-Россией" опустился до полной бессвязности.

На протяжении пяти месяцев, начиная с горячего финала выборов 2016 года, мейнстримные СМИ - в особенности ручные репортеры Администрации Барака Обамы из New York Times, Washington Post и BBC - выдавали жуткие, а порой и почти непристойные истории о "сговоре" кампании Трампа с русскими. Эти опубликованные слухи базировались на "неназванных источниках", которые часто идентифицировали себя как сотрудники ФБР, ЦРУ и Внутренней разведки.

Вскоре этот нарратив превратился из зловещего в истеричный - но только тогда, когда Хиллари проиграла выборы. Анонимные обвинения в сговоре были использованы, чтобы обвинить окружение Трампа в предвыборном партнерстве с русскими. Сговор должен был последовать, рассказывали нам эти истории, вслед за новой перезагрузкой с Путиным - в этот раз рожденной не из наивности, а из корысти и последующей измены.

Мы забыли, что нарратив Демократов о сговоре Трампа с Россией также радикально менялся, чтобы соответствовать меняющимся обстоятельствам. 

Перед выборами бедный неудачник Трамп патетически обманывал русских, чтобы предотвратить неизбежную победу Клинтон. 

Потом, в период поствыборных потрясений и переходного периода, сюжет российского вмешательства был переупакован для оправдания плохо проведенной кампании Клинтон, которое якобы подорвало неизбежную победу. "Русские сделали это" было удобнее, чем обвинять Хиллари за то, что она не посетила Висконсин.

В конечном итоге российские связи Трампа служили полезным инструментом для делегимитазации нелюбимой администрации Трампа. И делегитимизация была упрощена Обамой, после его приказа за одиннадцать часов до ухода о расширении списка федеральных чиновников, имеющих доступ к секретной информации.

Но все подобные обвинения в связях Трампа с Россией, основанные на допущенных утечках из спецслужб, требовали твердых доказательств: утечка официальных записей официальных лиц из окружения Трампа, где они бы обговаривали общие стратегии с Россией, твердые доказательства вмешательства русских в выборы в ключевых штатах, доказательства фальсификации писем Подесты, которые оказались на Wikileaks, записи тайных встреч лиц приближенных к Трампу с русскими коллегами или банковские записи о получении от них денег.

Тем не менее, враждебные СМИ таких доказательств до сих пор не предоставили. Джон Подеста вложил столько же денег в денежные спекуляции в России, как и советники Трампа. Билл Клинтон и Фонд Клинтонов заключали столько же сделок в интересах русских, как и советники Трампа. Вездесущий российский посол провел не меньше встреч с Демократами, чем с советниками Трампа.

Отсутствие таких твердых доказательств постепенно создало эффект бумеранга. Внимание было отвлечено от "неназванных источников" к вопросу о том, как и почему эти "неназванные источники" собирали информацию о Трампе и его людях - как показали сообщения СМИ о разговорах генерала Флинна, о приватных разговорах Трампа с иностранными лидерами и обвинения в электронных связях между компьютерами Trump Tower и России.

Другими словами СМИ и их источники посчитали, что конгрессмены, правоохранительные органы и общество не обратит внимание на слежку, которая могла быть незаконной или лишь частично законной, и не обратят внимание на утечки секретной информации о кандидате и об избранном президенте, которые уже точно были незаконными - что все это может повлечь за собой скандал, сравнимый с делом о бумагах Пентагона или с Уотергейтом.

Пока такой скандал не разразился. Но противники Трампа продолжают проталкивать российский нарратив не потому что он правдив, а потому что он отвлекает и запутывает вопрос о возможно незаконной слежке и незаконных утечках.

Настоящим скандалом скорее всего не станут контакты Трампа с Россией. Более вероятно, что им станет мошенническая работа политически управляемой группы офицеров разведки, встроенных в бюрократию, которые или в режиме фриланса, или в стиле Генри II-Томас Беккет ("Кто избавит меня от этого назойливого священника") вместе с чиновниками администрации Обамы начали слежку за командой Трампа - либо напрямую, либо скорее всего оправдываясь случайными перехватами во время мониторинга подозрительных международных переговоров.

В добавок к этому провалу следует отметить роль трех несимпатичных личностей, которые либо не говорят правду, сознательно все запутывая, либо демонстрируют отвратительность собственных суждений.

За спиной директора ЦРУ при Обаме Джона Бреннана, который получил эту должность после все еще таинственного и внезапного ухода Дэвида Петреуса, долгая история политической эквилибристики; он много раз приспосабливался к меняющейся вашингтонской политике для продвижения своей карьеры. Он уже попадался на вранье под запись - он не признался, что ЦРУ перехватывало сообщения Сената. Он также заявлял, что программа по дронам не привела ни к одной побочной смерти. И в духе новой исламской политики Обамы, Бреннан странным образом предположил, что джихад является скорее некоей собственной одиссеей чем призывом использовать силу, чтобы распространить влияние ислама. Бреннан также публично критиковал Трампа: "Трампу должно быть стыдно", сказал Бреннан на следующий день после инаугурации в ответ на речь Трампа перед персоналом ЦРУ возле Мемориала агентам.

Директор Национальной разведки Джеймс Клеппер в прошлом уже врал Конгрессу, когда заверял, что АНБ не следит за коммуникациями американских граждан. Кроме того он забавно утверждал, что "Братья мусульмане" в Египте являются преимущественно секулярной организацией. И более 50 офицеров Центрального командования вооруженных сил США официально обвинили Клеппера в том, что он искажал их отчеты об Исламском государстве. Как и Бреннан, Клеппер критиковал Трампа, спрашивая: "Кто получает выгоду от действий избранного президента, который разрушает разведывательное сообщество?".

Во время выборов в 2016 году директор ФБР Джеймс Коми выскочил, чтобы заверить нацию, что хотя Хиллари Клинтон и вела себя неэтично и вероятно нарушила федеральные законы, используя свою личную электронную почту для правительственных дел и потом удаляла свою корреспонденцию, ее нарушения не тянут на выдвижение официального обвинения. Это выглядело как будто следователь Коми, а не соответствующий федеральный прокурор, был уполномочен официально выдвигать обвинения.

Потом на последнем отрезке гонки, Коми всплыл, чтобы заявить, что "новые" доказательства заставили его пересмотреть своё предыдущее оправдание Клинтон. А потом 6 ноября 2016 года, всего за несколько часов до того, как американцы пошли на избирательные участки, он появился перед камерами в третий раз, чтобы повторить свое первоначальное утверждение о том, что прегрешения Хиллари Клинтон не нуждаются в дальнейшем расследовании, а тем более в уголовном преследовании. СМИ контекстуализировали шизофрению Коми как реакцию либо на давлению либеральной администрации Обамы, либо как давление рядовых консерватвных сотрудников ФБР. Также вероятен личный невротический зуд Коми привлечь к себе публичное внимание и позиционировать себя как благосклонно настроенного к победителю президентских выборов.

Странное поведение Коми во время выборов подпитывалось тем, что Генеральный прокурор Лоретта Линч была поймана на факте личной встречи с Биллом Клинтоном - встречи во время официального расследования против его супруги (встреча должна была остаться в тайне, но об этом узнал местный репортер). Эта неэтическая встреча Линч запятнала ее репутацию как беспристрастной стороны в этом деле и она де-факто делегировала свои обязанности Коми. Недавно Коми попросил Министерство юстиции опровергнуть обвинения Трампа, что за ним велась слежка в последние дни администрации Обамы.

Учитывая прошлые заявления и политическую природу Бреннана, Клеппера и Коми, ни один из них не заслуживает доверия в каких-либо будущих свидетельствах, которые они могут дать о связях Трампа с Россией или о роли, котрую играла разведка в слежке за Трампом и его окружением. Все трое внушают даже еще меньше доверия, когда речь идет о незаконных утечках секретной информации в СМИ.

Печально известный и неуклюжий твит Трампа ("только что узнал, что Обама прослушивал Trump Tower") может оказаться неточным - буквально. Но он может также оказаться дальновидным, если будет установлено, что чиновники Обамы или их подчиненные использовали разведку  - через три года после того, как АНБ было поймано на прослушивании телефонов Ангелы Меркель - чтобы прослушать коммуникации Трампа и затем слить эту информацию в СМИ, чтобы нанести ущерб кандидату в президенты и потом переходной команде Трампа.

Тем не менее мы остаемся в заложниках некоторых парадоксов:

Как наивная пропутинская перезагрузка Обамы и денежные махинации семьи Клинтонов трансформировались в дикие обвинения других в том, что они дружелюбно настроены к точно таким же действиям отвратительного характера?

Как может быть так, что образ священных СМИ, говорящих "правду" о связях Трампа с Россией базируются на лживых нарративах - многие из них основаны на противозаконной слежке и последующей незаконной и неэтичной утечке информации?

И если СМИ были возмущены Трампом и выдвигали эти дикие обвинения, которые были основаны на репортажах мейнстримных СМИ, почему сами эти СМИ - и те, кто цитировал их - не возмущались распространением информации, которая оказывалась ненадежной?

Что будет тем мечем, который разрубает этот Гордиев узел?

У Трампа были нулевые шансы выиграть. Но когда он это сделал, факты начали приспосабливаться к горькой действительности - поначалу возможно для того, чтобы объяснить ее, но потом уже для того, чтобы изменить ее любой ценой.


Оригинал National Review

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Почему Демократы потеряли рабочий класс

Вашингтон охотится за Стивом Бэнноном