Доктор Апокалипсис




Иан Таттл

Климатический ученный Майкл Манн требует подчинения

В начале января колумнист Slate Эрик Холтхаус написал в Twitter: "Я начинаю свой 11 год работы в сфере климатических изменений, включая последние 4 года в журналистике. Сегодня я консультировался по этому вопросу". Холтаус заявил, что он был в "отчаянии" из-за бездействия по вопросу климатических изменений: "Бывают дни, когда я буквально не могу работать. Я прочитаю сюжет и останавливаюсь на целый день. Мало что помогает, кроме времени и занятий". Его работа, он утверждает, "хроника планетарного самоубийства".

Твиты Холтхауса и массивная групповая онлайн-терапия, которая последовала за ними, могли бы быть забавными, если бы не были такими жалкими. Это эмоциональная плата за покупку одного из самых продаваемых сегодня верований: планета столкнулась с неизбежным разрушением в результате антропогенных климатических изменений, спасению от которых препятствуют жадные среднезападные нефтяники, купленные ими политики и отвратительные республиканцы, которые погрязли в невежестве.

Уже существует обширная литература в рамках этого нового милленаризма, последним вкладом в который является книга Майкла Е. Манна и Тома Тоулса "Эффект сумасшедшего дома: как отрицание климатических изменений угрожает нашей планете, разрушает нашу политику и сводит нас с ума". Манн, как читатели National Review должны знать, создатель наделавшего шума графика "хоккейной клюшки", который призван показать беспрецедентное и стремительное глобальное потепление климата с 1920 года; он к слову сейчас подал в суд на National Review за то, что там набрались смелости подвергнуть сомнению его выводы. Том Тоулс карикатурист из Washington Post, чьим вкладом в книгу были несколько десятков карикатур, изображающих республиканцев алчными,  невнимательными и/или просто тупыми.

Читатели, знакомые с климатическими фанатиками, найдут весьма знакомыми встречающиеся в книге пассажи: "Потепление планеты, вызванное нашим расточительным сжиганием ископаемого топлива, представляет собой наверное наибольший вызов, с которым встречалась человеческая цивилизация... Если мы продолжим курс, которым следуем сейчас, нашей судьбой будет оставить после себя непригодную для жизни планету, с разрушенной экосистемой и непрерывным, непрекращающимся хаосом". В одной короткой главе дается обзор "бесспорных" научных доказательств антропогенного изменения климата, другая глава описывает угрозы "для национальной безопасности, еды, воды, земли, экономики, здоровья... призрак климатических изменений над нами" и затем Манн переходит к своей главной цели: сделать выговор всем, кто думает иначе, чем Майкл Манн.

То, что существуют разные степени скептицизма по отношению к большому набору вопросов, которые лежат в основе дебатов о климатических изменениях или что разными людьми движут разные мотивы, не приходит на ум Манну. Скептики являются "отрицателями", а "отрицатели" сидят на зарплате у нефтедобывающих кампаний или их союзников (братья Кох, которые очевидно финансируют Республиканскую партию, должны доплачивать и Манну, судя по размеру того места, которое они занимают в голове у Манна). Ученные же наоборот являются просто покорными слугами истины и каждый, кто предполагает, что научном сообществе могут присутствовать порочные стимулы, просто не знают как работают научные исследования. "Между 97-99% ученных существует согласие, что изменения климата реальны и что они вызваны людьми".

Это всем известная статистика, регулярно озвученная администрацией Обамы, для продвижения своей климатической повестки, которая основана на удобной выборке соответствующей литературы. На самом же деле существует сильное, открыто заявляющее о себе меньшинство несогласных с климатическим консенсусом в научном сообществе, подавляющее большинство которых не имеет ничего общего с ExxonMobil.  И причины для осторожности в этих вопросах есть. Экологические прогнозы, которые давались еще полвека назад, оказались совершенно ошибочными. В 1970 году журнал "Life"  сообщил о растущих доказательствах того, что "к 1985 году загрязнение воздуха уменьшит поступающее количество солнечного света вдвое". В том же году эколог Кеннет Уатт сказал аудитории в Swarthmore College, что "если нынешние тенденции продолжатся, то мир станет холоднее и глобальная средняя температура опуститься на четыре градуса в 1990-м, а к 2000-му году на целых одиннадцать. Это примерно вдвое больше, чем нужно для этого, чтобы кинуть нас в новый ледниковый период". Ученный из НАСА Джеймс Хансен, активист климатического движения первой волны, о котором Манн отзывается одобрительно, свидетельствовал перед комитетом Сената по окружающей среде и общественной деятельности в 1986 году, что "через двадцать лет глобальное потепление должно достигнуть примерно одного градуса Цельсия, что сделает Землю теплее, чем она была последние 100 000 лет" (на самом деле оно достигло примерно 0,38 градуса Цельсия).

Никто из этих ученных не действовали недобросовестно. Просто проблемы, которыми они занимались, были очень обширными и сложными, а потому вероятность ошибки была велика. Однако у Манна нет времени на любые уступки. Экологическая наука - это история героического пророчества, за которым следует экологическое избавление: Рейчел Карсон и ДДТ в 1960-ые, Пол Эльрих и "популяционная бомба" в 1970-х и так далее. Нет сомнений в том, что он сам верит в свою миссию.

Видеть себя как некого пророка, отражающего глобальную угрозу, приводит не столько к политике, сколько к фанатизму. "Стоимость замены Земли бесценна - говорит Манн, сославшись на отсутствие другого пригодного для жизни жилья - "Таким образом, любая монетизация ущерба из-за климатических изменений будет всегда недооценивать истинную стоимость". Такой способ рассуждения может многое оправдать и конечно совсем неудивительно, что для климатических алармистов борьба с угрозой климатических изменений превратилась в эквивалент войны. Платформа Демократической партии "призывает к национальной мобилизации и обязывает возглавить усилия по мобилизации всех наций для решения угрозы, с которой мир не сталкивался со времен Второй мировой войны". Действительно Манн особо не прилагает усилий, чтобы скрыть то, что он видит скептиков всех видов скептицизма в вопросе глобальных изменений как предателей, и в книге он выражает одобрение решению всех сторонников теории климатических изменений, а также федеральных прокуроров начать преследование аналитических центров и публицистов, которые публикуют скептические по отношению к климатическому консенсусу эссе. Все чаще желание заключить в тюрьму всех, кто не согласен с ними, становиться отличительной чертой современного климатического активизма.

Такая позиция была предрешена использованием слова "отрицание" для описания разумного скептицизма. Приравнивание "отрицателей" климатических изменений к отрицателям Холокоста стало поворотным моментом, учитывая очевидные различия между этими двумя явлениями, не последним из которых является то, что Холокост произошел в прошлом и есть неопровержимые доказательства его осуществления, в то время как предсказания об опустошениях, которые вызовут климатические изменения - прогнозы, основанные на фантастически сложных системах взаимодействий: буквально взаимодействия между каждой частью окружающей среды, в которой проживают люди - почти полностью в будущем, где вещи по своей природе неопределенны. То что это различие нуждается в указании, показывает насколько суб-рациональной стала дискуссия о климатических изменениях.

Конечно, даже Манн не может избежать неизбежных "может" и "возможно". Но вопреки тому, что думают некоторые, это не маленькая уступка, это повод для целых дебатов. Манн пишет в одном месте: "В вопросе климатических изменений, ситуация не может быть более тяжелой". За одним исключением - может.  Обсуждая распад Западноарктического ледяного щита - "переломный момент", который мы необратимо преодолели, как считает он - Манн пишет: "Этот процесс может занять тысячелетие, но мы не можем исключить, что это произойдет быстрее. Может через два столетия. Может через одно".

Иными словами: наихудший сценарий - это постепенный процесс, который займет больше 100 лет. Что касается подготовки к кризису, то - если даже не говорить о тысячелетии - у нас много времени. Администрация Обамы, которую трудно заподозрить в недооценке потенциальных угроз изменения климата, подсчитала, что рост средней глобальной температуры от 3-х до 4-х градусов Цельсия к 2100 году будет стоит самое большее 4% общемирового ВВП. Как отмечает ученный из Manhattan Institute Орен Касс в National Affairs в статье под названием "Как беспокоиться об изменении климата", прогнозируемый экономический рост за тот же период сможет довольно легко возместить эти потери. Тоже самое верно и для других потенциальных угроз. Если данные Национальной геологической службы и Управления океанических атмосферных исследований верны и Майами будет затоплено на 20% в течении следующих "от 100 до 300 лет", это все равно время от 100 до 300 лет. Многое можно сделать, чтобы подготовиться к этому. И опять же, это спорные и наихудшие прогнозы.

Но примеры климатических алармистов, такие как пример Манна с Западноарктическим ледяным щитом, путают временные масштабы: в то время, как климатические изменения проходят в "геологическое время", экономический и технологический прогресс - нет. За последние 100 лет существует большая разница между миром с Model T Ford и миром с Международной космической станцией, или миром с регулярными эпидемиями полиомиелита и миром с нанотехнологиями. Только за последние 30 лет мировой уровень крайней нищеты (определяемый Всемирным Банком как проживание на 1,90 долларов США в день), был сокращен вдвое и сегодня на рынке более чем достаточно продуктов питания, чтобы прокормить мир (голод, там где он возникает, является чаще всего причиной политических неудач, а не сельскохозяйственными). Не нужно даже прибегать к крупномасштабным проектам гео-инженерии, которые высмеивает Манн - создание триллионов зеркал на низкой орбите для отражения солнечного света или выбрасывание в атмосферу отражающих частиц - чтобы полагать, что люди способны изобрести новаторские средства защиты от угроз климатических изменений.

Но таких соображений вы не найдете в "Эффекте Сумасшедшего дома" или еще где-либо в работах климатических алармистов, ни даже признания того факта, что даже если их рецепты будут полностью имплементированы, то они не окажут заметного влияния на их прогнозы конца света: если каждая сторона Парижского соглашения выполнит свои обязательства, описанные директором Международного энергетического агентства Фатихом Биролем как "наша последняя надежда", то это сможет снизить глобальную температуру 0,2 градуса Цельсия. Это не причина не действовать, но это означает принять некую умеренность в рассмотрении человеческого вклада в капризы матери природы.

Я далек от того, чтобы давать советы Майклу Манну, который хорошо капитализировал свою индустрию конца света, но консерваторы могут быть более открыты для взвешенного подхода - такого, который например позволит избежать навешивания ярлыка "нациста" на добросовестного скептика. Какой "консерватизм" не включает в себя внимательное отношение к окружающей среде? Т.С. Элиот предупреждал, что "значительная часть нашего материального прогресса это прогресс, за который следующие поколения могут дорого заплатить" и призывал осознать "разницу между использованием природных ресурсов и их эксплуатацией". Рассел Кирк утверждал, что "благочестие", которое составляет основу его мышления, "включает в себя уважение к естественному равновесию в мире". Эдмунд Берк подчеркивал, что "один из первых и основных принципов, на котором базируются законы и сообщество в целом" заключается в том, что "временные жители не должны действовать так, как если бы они были полными хозяевами жизни [,]... не должны думать, что у них есть право разрушить природную ткань общества, рискуя оставить после себя наследникам руину вместо жилья". Эта дисциплина заботы важный элемент консервативной мысли.

Но Апокалипсис по-видимому не время для союзов. В рекламном объявлении на обложке книги Билл Най, "Ученный парень", друг Манна, тепло выражает Манну свое признание, и дальше насмехается над потенциальными читателями: "Если вы являетесь отрицателем климатических изменений, сомневающимся, техно-фиксером или "еле-теплым", почитайте эту книгу. Манн и Тоулз написали несколько слов и нарисовали несколько картинок для вас, так что может быть до вас что-то дойдет на этот раз". Но все что может на самом деле "дойти", это то, что если что-то действительно и перегрелось, так это климатические дебаты.

Оригинал National Review

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Почему Демократы потеряли рабочий класс

Вашингтон охотится за Стивом Бэнноном