О том, как Обама снял Хезболлу с крючка. Часть 1




Джош Мейер


Часть 1

Глобальная угроза

Как Хезболла занялась торговлей кокаином и отмыванием денег через подержанные автомобили, чтобы профинансировать свою экспансию.

В своем стремлении обеспечить заключение ядерной сделки с Ираном, администрация Обамы сорвала амбициозную операцию, направленную против наркотрафика, который организовала поддерживаемая Ираном террористическая группа Хезболла, при том, что группа поставляла кокаин в Соединенные Штаты, о чем свидетельствует расследование Politico.

Операция, получившая название "Проект Кассандра", была начата в 2008 году, когда Управление по борьбе с наркотиками (DEA) получило доказательства того, что Хезболла превратилась из ближневосточной боевой и политической организации в международный преступный синдикат, который по мнению некоторых следователей, получал около 1 миллиарда долларов от оборота наркотиков и оружия, отмывания денег и других преступных действий.

В следующие восемь лет, агенты работали на секретном объекте DEA в Шантильи, Вирджиния, используя прослушку, операции под прикрытием и информаторов, чтобы вскрыть преступную сеть Хезболлы с помощью 30-ти американских и зарубежных агентов служб безопасности.

Они отслеживали грузы кокаина, некоторые из Латинской Америки в Западную Африку, Европу и на Ближний Восток, а другие - через Венесуэлу и Мексику в США. Они отслеживали потоки грязных денег, которые отмывали, среди прочих тактик, через покупку подержанных автомобилей в США и переправку их в Африку. И с помощью некоторых ключевых свидетелей, агенты проследили сговор до самой верхушки Хезболлы и их государственных спонсоров из Ирана.

Но чем выше по иерархии сговора поднимался "Проект Кассандра", тем больше администрация Обамы ставила непреодолимые преграды расследованию, о чем свидетельствуют интервью с десятками участников, которые впервые начали говорить, а также записей и судебных документов. Когда участники "Проекта Кассандра" добивались одобрения некоторых важных расследований, арестов и финансовых санкций, Департамент юстиции замедлял, препятствовал и отклонял их просьбы.

Департамент юстиции отклонил запрос "Проекта Кассандра" и других служебных лиц о возбуждении уголовного дела против крупных игроков, таких как высокопоставленный эмиссар Хезболлы в Иране, Ливанского банка, который отмывал миллиарды долларов, полученных в результате наркоторговли и против ключевого игрока иранской парамилитарной группировки Кудс в США. И Министерство юстиции отклонило запросы о проведении операции по заманиванию высокопоставленных целей в страны, где их могли арестовать.

"Это было политическое решение, это было систематическое решение" - сказал Дэвид Ашер, который помог создать "Проект Кассандра" и консультировал проект в качестве независимого финансового аналитика. "Они постепенно развалили проект, который был успешен и обеспечен ресурсами, и это было сделано сверху".

История "Проекта Кассандра" иллюстрирует не только трудности в обнаружении и противодействии преступным сетям во времена, когда терроризм, незаконный оборот наркотиков и организованная преступность слились в единый организм, но также как конкурирующие повестки дня в разных ведомствах - и смещение приоритетов на самых высоких уровнях - могут разрушить годы прогресса.

И хотя нити этих сетей могут оставаться в тени, от латиноамериканских люксовых отелей до стоянок автомобилей в Африке, до банков и полей сражений на Ближнем Востоке, результаты их деятельности видны: многотонные грузы кокаина заходят в США, а деньги от его продажи поступают организации, признанной США террористической.

Обама пришел в офис в 2009 году с обещанием улучшить отношения с Ираном в рамках более широкой программы нормализации отношений с мусульманским миром. Во время предвыборной кампании он неоднократно утверждал, что политика давления на Иран, которую проводила администрация Буша с целью заставить тех оказаться от ядерной программы, не работает и что вступит в переговоры с Тегераном с целью уменьшить напряжение.

Человек, который станет главным советником Обамы по контртерроризму, а в последствии директором ЦРУ, Джон Бреннан, пошел еще дальше. Он рекомендовал в программном документе, чтобы "следующий президент имел возможность установить новый курс развития отношений между двумя странами" не только путем прямого диалога, но и путем "большей ассимиляцией Хезболлы в политическую систему Ливана".

В мае 2010 года Бреннан, тогда помощник президента по вопросам внутренней безопасности и контртерроризма, подтвердил в своей речи, что администрация ищет способы укрепить "умеренные элементы" внутри Хезболлы.

"Хезболла очень интересная организация" - сказал Бреннан на конференции в Вашингтоне, заявив, что она превратилась из "чисто террористической организации" в милицию, и в конечном счете, в политическую партию, с представительством в ливанском парламенте и правительстве, согласно сообщениям Reuters.

"Конечно, в Хезболле есть элементы, действиями которых мы обеспокоены" - сказал Бреннан - "И что нам нужно сделать, так это уменьшить влияние таких элементов внутри организации и попытаться укрепить более умеренные элементы".

На практике готовность новой администрации к признанию новой роли для Хезболлы на Ближнем Востоке, в сочетании с готовностью вести переговоры с Ираном по ядерной программе, привели к нежеланию агрессивного преследования высших боевиков Хезболлы, как сказали участники "Проекта Кассандра".

Ливанский торговец оружием Али Файад, высокопоставленный боевик Хезболлы, которого агенты считают приближенным к российскому президенту Владимиру Путину в качестве ключевого поставщика российского оружия в Ирак и Сирию, был арестован в Праге весной 2014 года. Но в течении почти двух лет, на протяжении которых Али Файад находился под арестом, высокопоставленные чиновники из администрации Обамы отказались оказывать серьёзное давление на чешское правительство, чтобы экстрадировать Али в США, даже когда Путин начал агрессивно лоббировать против этого.

Файад, которому в американских судах были предъявлены обвинения в планировании убийств официальных лиц США, попытках финансирования террористических организаций и попытках приобретения, доставки и использования зенитно-ракетных систем, был в итоге депортирован в Бейрут. Как утверждают официальные лица США, он сейчас вернулся в бизнес, и является ключевым игроком в вооружении боевиков в Сирии и других местах российским оружием.

Сотрудники "Проекта Кассандра" говорят, что администрация также блокировала или подрывала их усилия по противодействию другим высокопоставленным боевикам Хезболлы, включая одного по прозвищу "Призрак", хотя они были под колпаком у США в течении многих лет. Люди, знакомые с делом, говорят, что Призрак является одним из самых крупных торговцев кокаином в мире, включая поставки в США, а также основным поставщиком конвенционального и химического оружия сирийскому президенту Башару Асаду, которое он использует против своих собственных граждан.

И когда агенты "Проекта Кассандра" пытались открыть дело и начать расследование в отношении Абдаллы Сафеддина, давнего представителя Хезболлы в Иране, который является, по их убеждению, чековой книжкой международной преступной сети Хезболлы, Департамент юстиции им всё время отказывал, согласно сообщениям четырех бывших официальных лиц, знакомых с делом.

Администрация также отклонила неоднократные попытки сотрудников "Проекта Кассандра" признать военное крыло Хезболлы в качестве устойчивой криминальной организации по типу мафиозной группы, согласно федерального закона против рэкета, заявляют члены оперативной группы. И они утверждают, что чиновники администрации Обамы отказались признать Хезболлу "значительной международной криминальной организацией" и заблокировали другие стратегические инициативы, которые могли бы дать оперативным сотрудникам легальные инструменты, деньги и ресурсы для борьбы с ней.

Бывшие официальные лица администрации Обамы отказались прокомментировать отдельные случаи, но отметили, что Государственный департамент осудил решение Чехии не передавать Файада. Некоторые из них, говоря на условиях анонимности, сказали, что они руководствовались широкими политическими целями, включая деэскалацию отношений с Ираном, сдерживание его ядерной программы и освобождение по меньшей мере четырех американских граждан, которые удерживались в Тегеране, и что некоторые усилия правоохранительных органов ограничивались в связи с этими проблемами.

Но бывшие официальные лица отрицали, что сорвали какие-либо действия против Хезболлы либо её иранского союзника по политическим мотивам.

"Проводились последовательные стандартные акции против Хезболлы, как с помощью санкций, так и с помощью правовых рычагов, как до сделки с Ираном, так и после" - сказал Кевин Льюис, спикер Обамы, который работал как в Белом доме, так и в Департаменте юстици во время президентства Обамы.

Льюис, выступая в поддержку администрации Обамы, представил список из восьми арестов и судебных обвинений в качестве доказательства. Он особо отметил операцию в феврале 2016 года, когда одна из европейских стран арестовала нераскрытое число участников преступных схем Хезболлы, которые, по мнению DEA, контролировали наркотрафик и другие преступные прибыльные схемы.

В то же время, официальные лица "Проекта Кассандра" отмечают, что европейские аресты произошли после завершения переговоров с Ираном, и заявили, что оперативная группа самостоятельно инициировала действия через международных партнеров, после того, как несколько лет Госдепартамент и Департамент юстиции тормозили и блокировали все их инициативы.

Как они отмечают, Департамент юстиции никогда не выдвигал обвинения против подозреваемых, арестованных в Европе, в том числе в отношении одного известного ливанского бизнесмена, который официально признан Министерством финансов имеющим "прямые связи с коммерческими и террористическими элементами в Хезболле", который отмывал черную наличку в Азии, Европе и по всему Ближнему Востоку.

Бывшие высокопоставленные чиновники по национальной безопасности в администрации Обамы, которые участвовали в заключении сделки с Ираном, предполагают, что сотрудники "Проекта Кассандра" просто спекулируют, утверждая, что их расследования блокировались по политическим мотивам. Другие факторы, включая отсутствие доказательств и опасения о вмешательстве в работу разведки, могли иметь место.

"Что если ЦРУ или Моссад проводят разведывательную операцию внутри Хезболлы и они пытаются преследовать кого-то, кто является ценным источником информации, а DEA об этом не знает?" - одно официальное лицо говорит - "У меня такое чувство, что люди, которые не знают, что происходит в более широкой вселенной, хватаются за соломинку".

Чиновник добавил: "Мир намного сложнее, чем это видится через узкую линзу наркотрафика. Итак вы не должны позволять ЦРУ быть главными в курятнике, но также не должны позволять это и DEA. Ваш подход к такому сложному явлению как Хезболла должен быть комплексным, потому что у Госдепаратмента есть там интерес, у разведки есть свой интерес, у Минфина, у Минобороны".

Тем не менее, другие независимые источники подтвердили многие обвинения участников "Проекта Кассандра" в интервью Politico, а некоторые и в публичных заявлениях.

Одна из чиновников Министерства финансов времен Обамы Кэтрин Бауэр в своих письменных показаниях, которые она предоставила Комитету Конгресса по международным отношениям в феврале, признала, что "во время администрации Обамы...эти [связанные с Хезболлой] расследования были спрятаны под сукно из-за боязни раскачивания лодки в отношениях с Ираном и боязни поставить под угрозу ядерную сделку".

В результате некоторые оперативники Хезболлы не преследовались путем арестов, обвинительных актов или с помощью санкций Министерства финансов, которые бы блокировали им доступ к финансовым рынкам США, как заявляет Бауэр, карьерный чиновник Минфина, которая работала  в Управлении контртеррористической и финансовой разведки в качестве политического советника по отношениям с Ираном, перед своим уходом в 2015 году. И другие, "связанные с Хезболлой лица", которые были арестованы во Франции, Колумбии и Литве не были экстрадированы или им даже не было предъявлены обвинения, пишет она.

Бауэр в нашем интервью отказалась обговаривать свои показания.

Дэвид Ашер, со своей стороны, говорит, что официальные лица администрации Обамы очень боялись оттолкнуть Тегеран до, во время и после заключения ядерной сделки. Они, говорит он, прилагали усилия, направленные на "подрыв расследований, куда были вовлечены Иран и Хезболла".

"Чем больше мы приближались [к сделке с Ираном], тем сильнее уменьшалась активность на этом направлении" - сказал Ашер - "Значительная часть возможностей, будь то специальные операции, использование правовых рычагов, санкций [Минфина] - даже финансирование - все это уменьшалось и почти свелось на нет к концу президентства Обамы".

Обама с большой помпой объявил о достижении окончательного соглашения с Ираном 17 января 2016 года, согласно которому Тегеран обещал заморозить свои попытки создать ядерное оружие в обмен на снятие чувствительных международных санкций.

В течении последующих нескольких месяцев, сказал член оперативной группы, "Проект Кассандра" был мертв. Некоторые из высокопоставленных участников проекта, включая агента Джека Келли, ветерана DEA, который создал и возглавлял оперативную группу, были переведены на другие направления. Сам Ашер покинул оперативную группу еще до этого, после того, как Министерство обороны отказалось продлевать с ним контракт.

В результате США потеряли из поля зрения не только наркотрафик и другую преступную активность в мире, но также и информацию о контактах Хезболлы с высшими должностными лицами Ирана, Сирии, Венесуэлы и России, которые тянулись вплоть до президентов Мадуро, Асада и Путина, по словам бывших оперативников, а также бывших и нынешних официальных лиц.

Смерть "Проекта Кассандра" также подорвала усилия США по борьбе с поставками преступными сетями, связанными с Хезболлой, кокаина в Америку, особенно через Венесуэлу, в которой находятся десятки гражданских и военных чиновников, которые десятилетиями находились под следствием. Недавно администрация Трампа признала вице-президента Венесуэлы, имеющего сирийско-ливанские корни и близкие связи с Хезболлой, одним из ключевых игроков на рынке незаконного оборота наркотиков.

Тем временем Хезболла - в союзе с Ираном - продолжает подрывать американские интересы в Ираке, Сирии, а также в Латинской Америке и Африке, включая поставки оружия и боевую подготовку анти-американских шиитских боевых групп. И Сафеддин, и Призрак, и другие их партнеры продолжают играть ключевую роль в поставках наркотиков и оружия, считают бывшие и нынешние американские официальные лица.

"На Ближнем Востоке существовали парамилитарные организации, которые имели стратегическое значение и мы наблюдали, как они становились международным преступным конгломератом, который получает миллиарды долларов за самые опасные преступления, включая продажи химического и ядерного оружия, и которые считают Америку своим главным врагом", говорит Келли, агент DEA, главный руководитель расследования по Хезболле.

"Если они нарушают американское законодательство" - спрашивает он - "Почему мы не можем привлечь их к ответственности?".

Келли и Ашер входили в число участников "Проекта Кассандра", которые негласно контактировали с администрацией Трампа и республиканцами в Конгрессе, и которые высказали в специальном репортаже Politico от 24 апреля свои опасения тайными уступками Обамы Ирану и заявляли о необходимости возобновления ключевых программ противодействия Тегерану.

Это будет нелегко, по словам бывших участников "Проекта Кассандра", даже учитывая недавние обещания президента Трампа возобновить борьбу с Ираном и Хезболлой. Они говорят, что старались оставить проект в живых, надеясь, что следующая администрация восстановит его, но потеря ключевого персонала, сокращение финансирования и прекращение расследований всего лишь несколько из многих проблем, которые усугубляются в течении года, после того, как Трамп занял Белый дом.

"Вы не можете позволить всему развалиться" - говорит Келли - "Источники испаряются. Кто знает, сможем ли мы найти все цели и заставить их давать показания?"

Дерек Мальтц, который руководил "Проектом Кассандра" в качестве главы Отряда специального назначения DEA девять лет до конца июля 2014 года, говорит: "Конечно, есть люди, которым должны были быть предъявлены обвинения, но этого не случилось. Конечно, если завтра всем агентствам прикажут собраться вместе и посидеть в одной комнате, положив на стол все доказательства против этих парней, мы можем получить чертовски много обвинительных актов".

Но Мальтц утверждает, что ущерб, нанесенный политическим вмешательством, будет трудно восстановить.

"У меня нет никаких сомнений в том, что в фокусе была сделка с Ираном, а наши инициативы тонули как муха в супе" - сказал Мальтц - "Мы были поездом, который сошел с рельс".

"Проект Кассандра" вырос из серии расследований, начатых после терракта 11 сентября и которые разными путями привели к Хезболле, как международному преступному синдикату.

Одним из них была "Операция Титан", в рамках которой DEA сотрудничала с властями Колумбии для исследования международного альянса между ливанскими отмывателями денег и колумбийскими наркокартелями. Другим была "Операция Персей", нацеленная на венесуэльские синдикаты. В то же время, агенты DEA в Западной Африке отслеживали подозрительную активность по поставкам тысяч подержанных автомобилей из США в автомобильные парки в Бенине.

Тем временем, американские военные расследовали роль Ирана в оснащении шиитских группировок высокотехнологичными самодельными взрывными устройствами, известными как EFP, которые уже убили сотни американских солдат.

Все эти расследования в итоге сошлись на Хезболле.

По словам агентов, это не было слишком неожиданно. Десятками лет Хезболла - в сотрудничестве в иранской разведкой и Революционной гвардией - работали со своими сторонниками в ливанских общинах по всему миру, чтобы организовать бизнес-сеть, которая давно подозревалась в том, что является одной из крупнейших на черном рынке. Теми же маршрутами, которыми везли замороженную курицу и бытовую технику, эти синдикаты продавали оружие, отмывали деньги и даже закупали детали для иранской ядерной программы.

По мере того, как продвигалось расследование, агенты DEA увидели, как Хезболла удвоила свои усилия, работая над получением наличных денег, чтобы восстановить свои силы на юге Ливана, после войны с Израилем в 2006 году, которая поставила их на грань краха.

Начиная с 1980-х годов, Хезболла, что переводится как "Партия Бога", также была вовлечена в "наркотерроризм", собирая дань с поставщиков наркотиков и других торговцев на черном рынке, которые оперировали на территориях, подконтрольных Хезболле в Ливане и других местах. Сегодня же, согласно полученных сведений от информаторов DEA, агентов под прикрытием и прослушке, похоже на то, что Хезболла изменила тактику и решила непосредственно участвовать в международном обороте наркотиков, согласно показаниям агентов DEA и документам, включая конфиденциальные оценки DEA.

 "Они похоже переключились" - сказал Келли Politico - "Неожиданно они подавили всю деятельность на черном рынке, которую облагали данью годами, и взяли контроль над всеми операциями".

Действуя как организованная преступная группировка, боевики Хезболлы идентифицировали предприятия, которые могли быть прибыльными и полезными для прикрытия торговли кокаином, и покупали доли в этих предприятиях, говорит Келли и другие. "И если бизнес был прибыльными и полезным на текущий момент" - сказал Келли - "Они переходили от частичного владения к покупке контрольного пакета, полному партнерству или полному поглощению".

Хезболла даже создала специальный финансовый отдел, который на английский переводиться как "Отдел по бизнес отношениям", чтобы управлять разрастающимися преступными операциями, и им управлял самый разыскиваемый террорист после Усамы Бин Ладена, хорошо известный полевой командир Хезболлы по имени Имад Мугния, согласно показаниям сотрудников DEA и документам.

Мугния был десятилетиями главным лицом терроризма для американцев, организовав терракт в казармах Ливана в 1983 году, в котором погибли 241 морпех США, а также много других террактов, включая атаку на американское посольство в Бейруте. Когда президент Рейган в ответ на терракты, вывел миротворческий корпус США из Ливана, Хезболла объявила это своей огромной победой и вышла на передний план исламского сопротивления Западу.

В течении последующих 25 лет, иранская финансовая и военная поддержка Хезболлы, позволила ей создать армию с десятками тысяч пехотинцев, большим количеством тяжелого вооружения, чем имеют некоторые страны и примерно 120 000 ракет и боеголовок, которые могут поражать израильские и американские интересы в регионе с огромной точностью.

Хезболла также стала экспертом в мягкой силе. Она предоставила еду, медицинскую помощь и другие социальные услуги беженцам в раздираемом войной Ливане, завоевав доверие на местах. Затем она превратилась в сильную политическую партию, представляя себя защитницей бедных, преимущественно ливанских шиитов, против христианских и суннитских элит. Но даже, когда Хезболла вошла в мейнстримную ливанскую политику, Мугния в тайне расширял её террористическое крыло, организацию Исламский джихад. Работая вместе с агентами иранской разведки, Исламский джихад продолжал атаковать Запад, Израиль и евреев по всему миру и координировать другие группы, даже внутри США, для будущих атак.

Хезболла в основном оставила США в покое, что явно было стратегическим решение, дабы не вызвать американские акты возмездия. Но к 2008 году администрация Буша пришла к выводу, что Исламский джихад является одной из наиболее опасных террористических организаций в мире, способной осуществлять атаки с помощью химического, биологического и даже слабоядерного оружия.

Финансируя терроризм и военные операции с помощью международного незаконного оборота наркотиков и организованной преступности, бизнес подразделения Мугнии, связанные с Исламским джихадом, стали воплощением той угрозы, с которой США пытались бороться после 11 сентября.

DEA верила, что это было бы логично для национальной безопасности США, чтобы они возглавили межведомственную операцию против международной наркосети Мугния. Но в многопрофильном аппарате национальной безопасности, это было сомнительное и проблематичное утверждение.

Созданная президентом Никсоном в 1973 году, чтобы объединить разные антинаркотические программы по контролем Департамента юстиции, DEA является самым молодым агентством по национальной безопасности.

И несмотря на то, что DEA зарекомендовало себя на международном уровне - особенно в сотрудничестве со странами, нуждающимися в помощи США в борьбе с незаконными оборотом наркотиков, вроде Колумбии - мало кто в правительстве США рассматривал его как легитимную контртеррористичекую силу.

Однако в последние годы администрации Буша, DEA завоевала поддержку высокопоставленных чиновников за поимку двух крупных торговцев оружием: сирийца по имени Монзер Аль-Кассаранд и россиянина по прозвищу "Король Войны" Виктора Бута. И благодаря поддержке республиканцев в Конгрессе, они стали бенефициарами нового федерального закона, который разрешил им иметь вооруженный спецназ.

Закон также разрешил DEA проводить операции в любой точке мира без получения разрешения от других агентств. Теперь все, что им нужно было - это связать подозреваемых в торговле наркотиками с терроризмом и они имеют право арестовать его, переправить в США и завербовать, чтобы внедрить "на самые высокие уровни самых больших и самых известных международных преступных организаций" - сказал в Конгрессе в 2011 году, в последствии руководитель специальных операций, Дерек Мальтц.

Когда огромные потоки информации стали консолидироваться в Оперативном центре по противодействию нарко-терроризму DEA в Шантильи, штат Вирджиния, агенты операций Титан, Персей и других, начали связывать нити и увидели контуры одного огромного международного преступного синдиката.

Источник Politico

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Американские ценности и европейские ценности

Сто лет зла