О том, как Обама снял Хезболлу с крючка. Часть 3



Джош Мейер


Часть 3

Битва с близкими и далёкими врагами

По мере продвижения переговоров с Ираном администрация Обамы начинает всё больше давить на "Проект Кассандра".

Спустя год второго срока Обамы, многие официальные лица из команды по национальной безопасности не соглашались с Келли и Ашером в отношении того, что Хезболла контролирует международную преступную сеть, в особенности трафик и сбыт наркотиков, или хотя бы просто получает деньги от своих сторонников из ливанской общины, которые вовлечены в международные преступления. Но годы неустанного расследования принесли "Проекту Кассандра" множество доказательств о международных операциях Хезболлы, четкое понимание работы их иерархической структуры и некоторые значительные санкции со стороны Министерства финансов.

Секретная оценка DEA того периода утверждала, что бизнес-модель Хезболлы заключалась "в использовании отношений с коррумпированными иностранными правительствами и транснациональными преступными группировками... для создания сети, которая была способна перемещать тонны кокаина, отмывать полученные от продаж деньги в глобальном масштабе, и закупать оружие и прекурсоры для взрывчатки".

Хезболла "располагает одной из наиболее могущественных сетей, объединяющих террористов и организованную преступность", заключает указанная оценка.

Некоторые официальные лица из Министерства обороны разделяли это беспокойство, включая четырехзвездных генералов из Южного командования вооруженными силами, которые предупреждали Конгресс, что преступные операции Хезболлы и их разрастающийся плацдарм в Латинской Америке, представляют собой насущную угрозу национальной безопасности США, согласно расшифровкам слушаний Конгресса.

В начале 2014 года, Келли и другие участники спецгруппы дали брифинг Генеральному прокурору Эрику Холдеру, который казался встревоженным тем, что его команда по национальной безопасности готовила ему доклады с теми же самыми формулировками, которые содержались в стратегический документах Белого дома по иранским переговорам.

Поэтому руководители спецгруппы были рады выпавшему им шансу присутствовать в мае 2014 года на совместной встрече высших должностных лиц по национальной безопасности, которая состоялась в штаб-квартире Командования сил специальных операций в Тампе, Флорида. Руководители спецгруппы надеялись убедить членов администрации в реальности угрозы со стороны сетей Хезболлы, и убедить другие агенства сотрудничать с DEA в целях борьбы с растущей связью между терроризмом, международной преступностью и наркотиками.

Однако, встреча и несколько предшествующих ей недель недель межведомственных подготовительных мероприятий, принесли еще большее давление на участников "Проекта Кассандра" от нескольких высокопоставленных официальных лиц. Монако, советник Обамы по вопросам контртерроризма, заявила, что ее тревожит использование RICO против лидеров Хезболлы и возможные дальнейшие расправы над ними, согласно нескольким людям, участвовавшим во встрече.

Они говорят, что высокопоставленные должностные лица из администрации Обамы, казалось, были встревожены тем, насколько далеко зашло расследование "Проекта Кассандра" в отношении лидеров Хезболлы и Ирана, и испугались возможных политических последствий.

В результате, заявляют участники спецгруппы, администрация Обамы все больше рассматривала "Проект Кассандра" как угрозу усилиям администрации по заключению сделки с Ираном и секретным переговорам по освобождению заложников.

Бывший подчиненный Монако, на условиях анонимности, заявил, что Белый дом не пытался сдерживать усилия DEA против Хезболлы из-за сделки с Ираном. Но бывший подчиненный утверждает, что Белый дом чувствовал необходимость сбалансировать интересы DEA с другими агентствами, которые были не согласны с ними. 

"Разведывательное сообщество было глубоко обеспокоено операциями DEA" - вспоминает бывший подчиненный Монако - "Я потратил много времени, пытаясь заставить их работать вместе".

Тем не менее, после встречи в Тампе, администрация Обамы четко дала понять, что не поддержит открытие дела RICO, несмотря на то, что Ашер и его коллеги потратили годы, собирая улики, говорят участники спецгруппы.

Кроме того, брифинг для высших чиновников Белого дома и Министерства юстиции, который запросил Эрик Холдер, так никогда и не состоялся, говорят участники спецгруппы (Холдер не дал комментарий на наш запрос). Также, высшие должностные лица разведки блокировали включение служебных записок о Хезболле "Проекта Касандра" в ежедневный брифинг Обамы по вопросам национальной безопасности, говорят они. Келли, Ашер и другие говорят, что их перестали приглашать на межведомственные встречи, в том числе и на рабочую группу по международной преступности.

Это, возможно, связано с тем, что официальные лица администрации Обамы удалили Хезболлу из списка транснациональных преступных групп, что автоматически сильно урезало полномочия DEA проводить расследования за рубежом, сказали участники спецгруппы.

"Самое смешное во встрече в Тампе было то, что ожидалось, что она должна была решить у кого какое место будет за столом, какой будет наша национальная стратегия и какую роль во всём будут играть правоохранительные органы" - сказал Politico Джек Райли, который был главой DEA по специальным операциям - "Но случилось нечто прямо противоположное. Мы ушли ни с чем".

Преднамеренно слепые к угрозе

После встречи в Тампе, руководители "Проекта Кассандра" пытались продавить - неудачно, как они утверждают - экстрадицию Файада их Чехии в Нью-Йорк, а также операции по обнаружению и захвату других важных целей, которые, услышав новость про арест Файада, залегли на дно.

Также они не смогли, несмотря на многочисленные попытки, добиться от администрации Обамы назначения материальной награды за информацию о местонахождении таких важных целей как Джумаа, или разрешения на обнародование обвинительного акта против таких личностей, как Призрак, чтобы улучшить шансы поймать их.

Провалились и попытки надавить на администрацию Обамы, чтобы та использовала американскую финансовую помощь и продажи оружия Ливану, как рычаг давления, чтобы подтолкнуть Ливан к экстрадиции обвиняемых и подозреваемых в США, которые до сих пор живут в стране, не скрываясь, говорять участники "Проекта Кассандра".

"У нас были способы получить этих ребят, если бы нам позволили это сделать" - сказал Келли.

Расстроившись, он написал еще одно электронное письмо руководству DEA в июле 2014 года, в котором просил о помощи.

В письме говорилось, что схема по отмыванию денег через поддержанные автомобили процветает в США и Африке. Количество автомобилей, переправляемых в Бенин, удвоилось с декабря 2011 по июль 2014 года, писал он, причем только один из автодилерских центров получил около 4 миллионов долларов.

И несмотря на создание DEA в 2013 году межведомственной инициативы по делам Ирана и Хезболлы, говорит Келли, только подчиненные Департаменту внутренней безопасности таможенная и пограничная службы делились информацией.

"ФБР и другие правительственные органы оказывали небольшую поддержку нашим расследованиям, а иногда и вообще никакой" - написал Келли в письме - "Бездействие правительства позволило Хезболле превратиться в саму крупную преступную сеть в мире".

В это же время, люди вне "Проекта Кассандра" тоже начали замечать предвзятое отношение администрации Обамы к проекту.

Дуглас Фара, аналитик по международной преступности, говорит, что без успеха пытался поддержать "Проект Кассандра" перед официальными лицами Белого дома, потому что тот мог подкрепить доказательствами многие его собственные расследования. "Когда стало казаться, что ядерная сделка с Ираном стала возможна, стало ясно, что в администрации нет никакого интереса ко всему, что связано с Ираном и Хезболлой, на том основании, что это могло отпугнуть иранцев" - сказал Фара.

Тем временем, Ашер и другие начали слышать обвинения в свой адрес "от многих людей, вовлеченных в переговоры с Ираном, в том, что дело в отношении Хезболлы определенно мешает успеху переговоров", сказал он. Один высокопоставленный чиновник по вопросам национальной безопасности администрации Обамы сказал об этом открыто на встрече в Госдепартаменте и также похвастался тем, что их администрация сумела создать широкую коалицию на Ближнем Востоке, которая включала Хезболлу, направленную против ИГИЛ, вспоминает Ашер.

Соединенные Штаты и вправду искали помощи Ирана в борьбе с Исламским государством. Как только переговоры по ядерной сделке активизировались в ноябре 2014 года, Обама написал секретное письмо духовному лидеру Ирана аятолле Али Хаменеи, где утверждал, что обе страны имеют общие интересы по борьбе с Исламским государством в Ираке и Сирии, сообщает Wall Street Journal.

Керри, который контролировал течение переговоров, отверг предположения, что переговоры включали в себя другие вопросы ирано-американских отношений.

"Переговоры по ядерной программе сами по себе" - сказал он журналистам - "Они отделены от всего остального. И никогда не было обсуждений о том, чтобы связать их с какими-то другими вопросами".

Но даже бывшие сотрудники ЦРУ утверждают, что переговоры влияли на их операции на Ближнем Востоке, так же, как и на операции DEA.

Операции DEA на Ближнем Востоке, особенно в Ливане, сворачивались по политическим мотивам, утверждает бывший офицер ЦРУ, работавший в регионе. Он также говорит, что давление из Белого дома заставило ЦРУ объявить на некоторое время "мораторий" на операции против Хезболлы в Ливане, после того, как в Белый дом поступили жалобы с иранской стороны.

"Во время переговоров, еще в самом начале, они [иранцы] сказали: "послушайте, вы должны оставить Хезболлу в покое, прекратить давление на них", и администрация Обамы удовлетворила эту просьбу" - сказал бывший офицер ЦРУ Politico  - "Это было стратегическое решение в рамках демонстрации доброй воли в отношении иранцев ради достижения соглашения".

Администрация Обамы "очень, очень, очень хотела эту сделку", сказал бывший офицер.

В результате, "мы шли на уступки, на которые никогда не шли раньше, и это возмущало всех в агентстве" - сказал бывший офицер ЦРУ, добавив, что приказ из Белого дома особенно привел в бешенство офицеров ЦРУ в полях, которые знали, что Хезболла "продолжает совершать убийства и остается вовлеченной в другую террористическую деятельность".

Эти утверждения пылко оспаривал бывший чиновник по вопросам национальной безопасности в администрации Обамы, который играл заметную роль в переговорах с Ираном. "Утверждения о том, что иранцы просили нас об услугах и мы удовлетворяли их просьбы - смехотворны", сказал он.

Тем не менее, Ашер, чувствуя, что у него не осталось других вариантов, обнародовал свои опасения на слушаниях в Конгрессе в  мае 2015 года, заявив, что "Департамент юстиции должен стремиться расследовать и предъявлять обвинительные акты" отделению Хезболлы "Исламский джихад" в качестве международной преступной группировки согласно закону RICO. Это единственный путь, свидетельствовал он, для США, чтобы "перекрыть каналы финансирования терроризма, в том числе и в самом сердце финансовой системы США", которую использовала Хезболла, например, в схеме с поддержанными автомобилями.

Сделка с Ираном была заключена в июле 2015 года, имплементирована в январе 2016 года. Через неделю, спустя год после ареста, чешские власти наконец-то отпустили Файада в Ливан в обмен на пять чешских граждан, которых похитила Хезболла ради выкупа.

В отличии от дела Бута, бывшего торговца оружием Путина, ни Обама, ни другие официальные лица Белого дома не посылали чешскому правительству личных просьб об экстрадиции Файада, говорят участники спецгруппы. После экстрадиции Файада в Ливан, посольство США в Чехии, выпустило заявление, в котором говорилось: "Мы встревожены решением чешского правительства".

Для участников спецгруппы освобождение Файада стало самым большим ударом. Несколько агентов сообщили Politico, что отношения Файада с Хезболлой, латиноамериканскими нарко-картелями и правительствами Ирана, Сирии и России, делали его критически важным свидетелем в деле RICO и практически во всех текущих делах.

"Он один из немногих людей, которые могли нам дать информацию о том, как всё работает на самых высоких уровнях" - говорит Келли - "И администрация Обамы палец об палец не ударила, чтобы достать его".

Один бывший чиновник из администрации Обамы, знакомый с делом, сказал, что это было бы преувеличением связывать дело Файада с иранской сделкой, даже если Белый дом агрессивно не лоббировал экстрадицию Файада в США.

"Я полагаю это возможно, что они [Белый дом] не сильно пытались добиться экстрадиции Файада из-за сделки с Ираном, но я не помню этого" - сказал бывший чиновник - "Очевидно, что были вещи, которые администрация Обамы делала для того, чтобы удержать иранцев за столом. Но если честно, происходило много дерьма во время переговоров, которое злило иранцев".

После экстрадиции, президент Чехии Милош Земан сказал местным СМИ, что отпустил Файада по личной просьбе Путина, который агрессивно лоббировал против экстрадиции его в США и сделал серию звонков президенту Чехии, тех звонков, которых ожидали участники "Проекта Кассандра" от президента Обамы.

Через неделю, европейские власти, работая вместе с DEA и Пограничной службой США, арестовали неизвестное число лиц, связанных с Хезболлой, во Франции и соседних странах по подозрению в использовании денег от продажи наркотиков в закупке оружия, которое доставлялось в Сирию.

Объявляя об арестах, DEA и Департамент юстиции впервые раскрыли существование "Проекта Кассандра", также как и его главную цель - специальный отдел Хезболлы по международному бизнес сотрудничеству. В своем пресс-релизе DEA заявило, что этот бизнес "в настоящее время находиться под контролем Абдаллы Сафеддина и Табая".

Джек Райли, исполняющий обязанности руководителя DEA, заявил в пресс-релизе, что криминальные операции Хезболлы "обеспечивают поток денег и оружия международным террористическим организациям, ответственным за терракты по всему миру".

Райли сообщил, что операция носит "продолжающийся" характер, заявив, что "DEA и наши партнеры продолжат, используя все доступные правовые методы, разрушать преступные сети, которые связывают наркотики и терроризм".

Но Келли и другие агенты уже пришли к выводу, что аресты станут последним успехом спецгруппы, которая рушиться из-за давления высшего руководства страны, которое хочет сохранить только что заключенную сделку с Ираном. Именно поэтому участники "Проекта Кассандра" настояли на том, чтобы в публичном пресс-релизе фигурировало имя Абдаллы Сафеддина. Они хотели предать всё огласке, поскольку у них не осталось других возможностей противостоять международной преступной группе, разрастание влияния которой они наблюдали.

Последний успех

Пресс-релиз вызвал переполох. ЦРУ была в ярости из-за того, что DEA сделала достоянием общественности детали бизнес операций Хезболлы. Французское правительство отменило своё участие в совместной пресс-конференции по объявлению арестов.  Келли, который тогда был в Париже в ожидании совместной пресс-конференции, говорит, что представители французского правительства сказали ему, что не хотят обидеть Иран, который через 11 дней после объявления о ядерном соглашении, согласился купить 118 французских самолетов Airbus на сумму около 25 миллиардов долларов.

Через две недели, после того как он опять написал еще одно или два злых электронных письма руководству DEA, Келли, против его воли, перевели в отдел по борьбе с уличным бандами. Через месяц, в первый же день, как у него появилось право уйти в отставку, он ушел из DEA.

Несколько других ключевых агентов и аналитиков также были переведены в другие отделы и службы против их воли, некоторые под предлогом повышения по службе, некоторые просто потому, как им сообищили, что они слишком долго пребывали в Отделе специальных операций, как говорят Келли, Ашер, Мальтц и другие.

Тем временем, администрация Обамы препятствовала предоставлению межведомственной оценки о роли Хезболлы в трафике наркотиков и организованной преступности, которую запросил Конгресс.

Это было не просто бюрократическим упражнением. Годом ранее, Конгресс - обеспокоенный тем, что администрация Обамы игнорирует угрозу со стороны Хезболлы - принял Hizballah International Prevention Act. Этот закон требовал, чтобы Белый дом изложил свои планы по признанию Хезболлы "значительной международной преступной организацией".

Белый дом делегировал составление отчета в офис директора по Национальной разведке, что вызвало обвинения Белого дома со стороны спецгруппы и их союзников в том, что администрация Обамы против такого признания, и против "Проекта Кассандра", поскольку равзедовательное сообщество сомневалось в выводах DEA о связи Хезболлы с торговлей наркотиками.

"Учитывая всё увеличивающееся количество доказательств со всего мира, признание Хезболлы "Транснациональной преступной организацией" является элементарным делом"- писал Мэттью Левитт, бывший главный советник Министерства финансов, в апреле 2016 года в докладе аналитического центра в Вашингтоне.

Агенты "Проекта Кассандра" и другие правоохранительные органы "расследуют преступную деятельность как таковую и поэтому имеют больше оснований судить, какая организация является международной преступной организацией", писал Левитт, который также является бывшим аналитиком ФБР и автором признанной книги о Хезболле. "Разведывательные органы находятся в невыгодном положении в этом вопросе, поэтому в будущем докладе следует отразить выводы правоохранительных органов, судов и Министерства финансов".

Как и ожидалось, окончательный доклад администрации, который по-прежнему засекречен, значительно преуменьшил связи Хезболлы с наркотрафиком, что способствовало дальнейшей маргинализации роли DEA в борьбе с ней, согласно бывшему чиновнику Департамента юстиции и других лиц, знакомых с докладом.

Как только Обама покинул пост президента в январе 2017 году, преграды на пути агентов начали исчезать и несколько агентов спецгруппы утверждают, что это не было совпадением.

Один из главных финансистов Хезболлы Касим Таджидин был арестован в Марокко - через семь лет, после того, как Министерство финансов включило его в список спонсоров терроризма - и доставлен в Вашингтон, чтобы предстать перед судом. Ашер сказал, что агенты спецгруппы сохранили свои дела в целости и сохранности, в надежде на лучшие времена, чем правление администрации Обамы.

Администрация Трампа также признала вице-президента Венесуэлы Тарека Айссами управляющим сетями наркотрафика, почти через десятилетие после того, как DEA получила доказательства того, что он является человеком Хезболлы при Чавесе, а затем и при Мадуро.

Иронично, но многие высокопоставленные лица в разведке сегодня свободно признают правоту спецгруппы DEA в отношении участия Хезболлы в международном обороте наркотиков. "Они были правы много лет" - сказал один высокопоставленный чиновник из Национальной разведки.

Тем временем Хезболла - в союзе с Ираном, Россией и режимом Асада - почти полностью победила оппозиционные силы в Сирии, включая те, которые поддерживались США. По словам официальных лиц, Хезболла продолжает обучать и снаряжать шиитских боевиков в Ираке, подрывая все усилия США в стране. Она продолжает расширять свою деятельность в Латинской Америке и, как говорят официальные лица DEA, свою роль в поставках кокаина и других наркотиков в Соединенные Штаты. И считается, что она является самым крупным поставщиком стимулирующего наркотика Каптагон, который употребляют боевики со всех сторон в Сирии.

Прогресс начался и в других расследованиях, заявляют бывшие и нынешние чиновники. Но после первоначального интереса к возрождению "Проекта Кассандра", администрация Трампа умолкла на этот счет. И не смотря на громкие публичные обвинения администрацией Трампа Ирана и Хезболлы, вопрос о наркотрафике не поднимается.

В Западной Африке, как показали спутниковые снимки, операция по отмыванию денег через подержанные автомобили больше, чем когда-либо, свидетельствовал недавно Ашер перед Комитетом по международным отношениям.

А Хезболла продолжает выискивать потенциальные цели для возможных террористических атак против США, если она решит, что Вашингтон пересек красные линии по отношению к ней или Ирану. 1-го июня ФБР арестовала двух оперативников Хезболлы, которые совершали "предварительную разведку" возможных целей для террористических атак, включая штаб-квартиру ФБР в Нью-Йорке, а также американское и израильское посольства в Панаме.

"Они глобальная угроза, особенно учитывая ухудшение отношений администрации Трампа с Ираном, Сирией и Россией", сказал Магнус Рансторп, один из ведущих мировых экспертов по Хезболле.

Июньские аресты показали, что "иранцы строят планы на случай непредвиденного ухудшения отношений с США" - сказал Рансторп, директор Центра изучения асимметричных угроз при Шведском национальном колледже Министерства обороны, который часто общается с официальными лицами американской разведки. "Если они посчитают, что необходим некий военный или террористический ответ, они это сделают, как они это делали в конце 90-х годов".

Рансторп говорит, что американская разведка считает, что шпионская сеть Хезболлы в США намного более обширна, чем это объявляется публично, и что разведывательное сообщество США очень обеспокоено закаленным в войне в Сирии боевиками.

"Разведывательное сообщество США очень этим обеспокоено", сказал Рансторп. Агенты Хезболлы стали "очень опытны и хорошо натренированы на войне".

Мальтц, продолжительно руководивший Силами специальных операций DEA, который ушел в отставку через два месяца после встречи в Тампе, был лоббистом объединения усилий разных агентств в борьбе с Хезболлой, чтобы бороться с ней и как с террористической организацией, и как с международной преступной.

Бурное противостояние, особенно конфликт между правоохранительными органами и разведывательными агентствами, способствовали смерти "Проекта Кассандра", говорит Мальтц. Но многие агенты "Проекта Кассандра" уверены, что главной причиной был политический выбор администрации Обамы в пользу сделки с Ираном, вместо борьбы с Хезболлой.

"Они будут уверены до самой смерти, что проект прикрыли из-за сделки с Ираном" - говорит Мальтц. "Мое личное мнение? Мой инстинкт, как парня проработавшего 28 лет, подсказывает мне, что это была одной из причин, почему нас прикрыли. У меня нет в этом никаких сомнений".

Источник Politico

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Американские ценности и европейские ценности

Оправдания, которые мы говорим сами себе