Томми Робинсон и банды насильников




Дуглас Мюррей

Недавние безумные события в Британии имеют много причин

Томми Робинсон, британский политический активист и "гражданский журналист", стал известен в Британии около десяти лет назад, когда основал "Лигу английской обороны" (English Defence League - EDL). EDL была уличным протестным движением, чью цель можно суммировать как борьбу против "исламизации". Она возникла в городе Лутон, после того, как группы местных исламистов освистали местных ветеранов, которые возвращались из Афганистана.

С самих ранних протестов члены EDL поднимали такие вопросы как законы шариата, отношение исламистов по отношению к меньшинствам и феномен, который эвфемистически называют "груминг банды". В реальности, часто эти протесты скатывались в хулиганство и мелкое насилие (при участии самопровозглашенных "антифашистов"). Власти делали всё, что могли, чтобы остановить EDL, а СМИ делали всё, чтобы демонизировать их. И очень мало людей пытались понять их. И никто не ответил за то (на самом деле многие извлекали пользу из этого), что EDL со всех сторон клеймили просто "фашистской организацией", а также клеймили фашистами всех, кто просто пытался понять их. Обычный политкорректный запрет на обобщения видимо не работает в этом направлении.

Я брал интервью у Томми Робинсона пять лет назад, когда он покинул EDL (по его собственному признанию, из-за того, что ему не удалось оградить движение от экстремистов, в том числе и от реальных неонацистов). Как он тогда сказал, одна из проблем в том, что когда все вокруг начинают утверждать, что цель движения построить Четвертый рейх, начинают появляться люди, которые считают, что это хорошая идея. Какие бы ни были недостатки у Томми Робинсона, нет никаких оснований полагать, что Томми лукавил, говоря, что не является сторонником нацизма. На самом деле, его когда-то привлекали к уголовной ответственности за то, что он побил нациста, который не хотел покидать митинг EDL. Но мало кто обращает внимание на такие мелочи. Все СМИ сообщили о том, что Робинсон напал на человека, но не сообщали причину нападения. И таким образом, тот факт, что Робинсон побил нациста, превратился в доказательство того, что сам Робинсон каким-то образом нацист. 

Так или иначе, но Робинсон, поразмыслив, решил приложить свою энергию в гражданский журнализм/активизм. Некоторые его репортажи были удивительно смелыми, некоторые очень неправильными (например его видео после атаки в Манчестере, где он предлагал рассматривать всех, кто живет вокруг местной мечети, как боевиков), а некоторые просто плохо информированными - не в последнюю очередь именно поэтому СМИ удавалось его выставлять в дурном свете. 

Например несколько месяцев назад Робинсон поехал в Италию. В мае прошлого года, возле железнодорожной станции группа мигрантов напала на съемочную группу, которая делала репортаж о мигрантах. Была атакована женщина-репортер и это стало большой новостью в Италии. Но как водится в современной Европе, дискуссия быстро перешла в разряд семантических споров. Например о том, корректно ли называть места, в которых женщина может подвергнутся нападению, "no-go zone". И они водили хороводы вокруг этого.

У Робинсона был другой взгляд на этот вопрос и он взял камеру, и поехал в тоже самое место, где напали на журналистов, где, как оказалось, вообще ничего не изменилось. Здесь по прежнему преобладали мигранты и некоторые потребовали от него, чтобы он ушел. Один из них втянулся в длительную перепалку с Робинсоном, и в один момент, когда Робинсон повернулся к нему спиной, он поднял руки над Робинсоном и сказал что-то вроде: "Я могу убить тебя". Робинсон не растерялся, резко развернулся и врезал по лицу этому мигранту. Как это всегда бывает, это стало подарком для его критиков. Этот эпизод был описан в Daily Mail Online под заголовком "Ультраправый бандит Томи Робинсон ударил мигранта в Риме, когда делал репортаж в "no-go zone". Этот заголовок хорошо иллюстрирует современные европейские нравы.

Дебаты вокруг Робинсона продолжались. В марте аккаунт Робинсона был удален из Твиттера, где у него было почти полмиллиона подписчиков. Социальная сеть (которая позволяет террористическим группам таким как Лашкар Э-Тайба продолжать вести свои аккаунты) решила удалить аккаунт Робинсона, за то, что тот решил опубликовать статистику участия мусульман в изнасилованиях, которую составил мусульманский фонд Quilliam. И это было начало драмы, которая сегодня привлекла внимание по всему миру.

Десять лет назад, когда EDL была основана, Великобритания была еще меньше готова противостоять такому явлению, которое эвфемистически описывается как "Азиатские груминг банды"(эвфемистически потому, что китайцы и корейцы не участвуют в этом, и то что происходит не является "грумингом", это массовое изнасилование). В то время, только несколько таких фактов признавались. Десять лет спустя, почти каждый день приносит нам новость из нового города о том, что банды мужчин (преимущественно пакистанцев) снова изнасилования молодую, часто несовершеннолетнюю, белую девочку. Эти факты - которые нельзя откинуть как фантазии злобного расиста - сегодня подтверждены многими решениями судов, а также журналистскими расследованиями, которые провели самые что ни есть мейнстримные журналисты страны.

Но всё это настолько уродливое и неприятное явление, что лишь немногие обращают на него внимание. Робинсон исключение. Для него - как он сказал в интервью журналисту BBC Джереми Паксману - "груминг банды" не являются чем-то, что существует где-то далеко в другой реальности, но это то, что случается с людьми из рабочего класса, которых он знает лично. И хотя есть журналисты (особенно это Эндрю Норфолк из Times), которые потратили немало времени и энергии, чтобы осветить это ужасное явление, большинство британского общества решило смущенно закрыть глаза и даже не говорить об этом. Любой, кто подумает, что Британия очень далеко продвинулась в вопросе снятия табу с обсуждения этих "груминг банд" должен вспомнить, что в прошлом году член парламента от Лейбористской партии Сара Чемпион должна была покинуть теневой кабинет министров только потому, что довольно точно описала это явление.

Это всё приводит нас к прошлой пятнице. Тогда, когда Томми Робинсон снимал репортаж возле Королевского суда Лидса, где рассматривается последнее дело о банде насильников. Тут я должен стать очень осторожным, потому что, несмотря на то, что National Review базируется в США, я живу в Британии и тут есть некоторые ограничения на освещение этой проблемы. В общем, Робинсон был возле суда, вёл стрим, чтобы заснять обвиняемых и задать им несколько вопросов. Он также принял ряд предосторожностей, следя за тем, чтобы не оказаться на территории суда.

Но ясно, что он не проявил больше осторожности, и это странный факт, учитывая что в прошлом году Робинсона уже признали виновным в "неуважении к суду", когда он снимал возле стен суда, где проходил другой процесс над бандами насильников, когда четырех мусульман судили в Королевском суде Кентербери. Тогда Робинсона приговорили к трём месяцам заключения, приостановив исполнение решения на 18 месяцев. Что означало, что он был бы свободен, если бы в течении этого периода не совершил правонарушение.

Хотя Робинсон и был осторожен, находясь на тонкой линии между тем местом, где он мог снимать и местом, где это было запрещено, учитывая его условный срок, это было довольно опасно. То, что случилось дальше увидел весь мир: полиция засунула Робинсона в микроавтобус и арестовала за "нарушение общественного порядка". В течении всего нескольких часов Робинсон предстал перед судьей Джеффри Марсоном, который в течении пяти минут осудил его и приговорил к тринадцати месяцам ареста. Его немедленно доставили в тюрьму.

С этого момента это не Робинсон, но Великобритания столкнулась с правовыми проблемами. В дополнению к обычным ограничениям по отношению к продолжающемуся судебному процессу, был введен запрет на публикацию любой новости об аресте Робинсона и его осуждении, что дало повод блогосфере и иностранным СМИ утверждать, что Робинсона задержали без причины, что его арест демонстрация тоталитарного государства, которое ущемляет свободу слова, и даже (что было довольно неточным и неосторожным утверждением), что главной причиной ареста стало назначение министром внутренних дел Саджида Давида, который родился в семье мусульманских мигрантов.

Факты же гораздо более прозаичны и унылы. Робинсон бы не был в тюрьме, если бы он не обратился к подсудимым за пределами суда. В мае прошлого года судья предупреждал его не делать этого, но он снова это сделал. Это не самое худшее на Земле (это не изнасилование ребёнка, например), но это всё же правонарушение. Что еще более важно, суд в Лидсе, который проходил в пятницу, был лишь частью более большого дела, куда вовлечены другие обвиняемые. Несомненно, что нарушение Робинсоном ограничения на общение с подозреваемыми, могло ударить по другим судебным слушаниям. Удар по этим слушаниям в первую очередь был бы большим ударом по жертвам преступления, которые заслуживают того, чтобы правосудие свершилось.

Некоторые сторонники Робинсона отмечали, что было много репортеров возле зала суда, когда судили знаменитостей за жестокое обращение с детьми (Рольфа Харриса, например). Но это не совсем точное сравнение. Очень сложно наложить запрет на освещение знаменитостей и очень сложно выбрать жюри-присяжных, у которых нет мнения по отношению к именитым подсудимым. Если существует определенная правовая сложность в делах со знаменитостями, это не значит, что её нужно автоматически распространить на дела, где подсудимыми являются никому не известные члены банд. И в любом случае, обращаться к знаменитости-подсудимому, который идет в судебное заседание, всё равно является правонарушением.

Тем не менее, во всём этом деле есть много безумных вещей. Безумием было для Робинсона преступать черту, которую ему запретили преступать. Он просто не совсем разумно дал повод полиции и судам арестовать себя. И это безумие с его стороны, по той простой причине, что он должен был прекрасно знать (и я это неоднократно на протяжении многих лет говорил, в том числе в своем выступлении перед парламентом Дании три года назад), что британское правительство прикладывало и прикладывает все усилия для того, чтобы нейтрализовать Томми Робинсона с момента рождения EDL в Лутоне десятилетие назад.

Проблема в том - как я говорил это в 2015 году - что дело конкретно Робинсона представляет собой второстепенный вопрос. Главное в этом деле то, что британское государство десятилетиями позволяло бандам насиловать девушек по всей Британии. В течении многих лет попытки полиции, политиков, прокуратуры и всех других органов власти защитить этих девушек полностью провалились. По мере того, как правительственные решения  терпели крах, они просто начали отворачиваться от этих девушек, боясь быть обвиненными в расизме, если они предпримут реальные шаги в этом направлении. Они решили, что это того не стоит.

Томми Робинсон, наоборот, считает, что это того стоит, даже если он испортит себе жизнь или вообще её лишиться. Несколько лет назад, после того, как полиция покопалась во всех его делах и делах его ближайших родственников, они обнаружили нарушения в его поручительстве на ипотеку, привлекли его к уголовной ответственности, осудили и отправили в тюрьму. В тюрьме на него напали и почти убили мусульманские заключенные.

С абсолютной уверенностью можно сказать, что в Великобритании к Томми Робинсону относятся с большей предвзятостью и с большей презумпцией вины, чем к исламистским экстремистам или же к массовым насильникам. Это должно было бы быть - но пока не стало - национальным скандалом. Если бы хоть один мулла или шейх столкнулся с такой предвзятостью, которую по отношению к Томми Робинсону демонстрирует британское правительство, Amnesty International, Human Rights Watch и другие подобные им, уже бы оббивали пороги британского правительства. Но по отношению к Робинсону используются двойные стандарты.

И это продолжается. В воскресенье в Лондоне был большой митинг в поддержку Робинсона. Блоггер, который пишет на юридические темы, с ником "The Secret Barrister" говорил от имени всего британского снобистского класса, когда заклеймил митинг "нацистским маршем". Посмотрите на видео, которое он распространил, и вы увидите много людей, поднимающих руку вверх и кричащих "Томми Робинсон". Если наш выдающийся юридический корреспондент считает это "нацистским маршем", то он никогда не был на футбольном матче, или даже на митинге Джереми Корбина.

В общем всё это продолжается. Томми Робинсон будет сидеть в тюрьме еще год. И все эти люди, которые довольны нынешним статус-кво, вздохнут с облегчением. "Слаба Богу, этот нарушитель спокойствия исчез". Но их реальные проблемы никуда не исчезнут. Нет ни одного шанса, что проблемы исчезнут. Потому что они даже не собираются заставить их исчезнуть.

Конечно, у них есть смутная надежда, что придет другое поколение, и тогда у общества появятся одинаковые взгляды на статус женщин в обществе. И возможно, даже, что когда-нибудь мы к этому придем. Но говоря это, мы признаем, что на этой толерантной дороге у нас будет много жертв, которые включают в себя одного парня из Лутона и тысячи изнасилованных девушек.

Оригинал National Review

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Американские ценности и европейские ценности

Оправдания, которые мы говорим сами себе