В мягкой пропаганде СМИ коммунизма нет ничего нового





Дэвид Харсаньи

Мейнстрим медиа имеют долгую историю падения (или того хуже) в пропаганду коммунизма.

Нет, не каждый западный журналист купился на пропагандистские усилия Северной Кореи, хотя таких было более чем достаточно. Некоторыми из них, без сомнения, двигала враждебность к Трампу. Некоторые люди живут в реактивном состоянии, которое требует от них восхищаться любым, кто бросит вызов нашему президенту. Число либералов, спрашивающих "неужели мы лучше", чем Северная Корея, просто ужасающе, но на данный момент это предсказуемо. 

Но мы также не должны делать вид, что пропаганда коммунизма - это что-то новое или редкое. Левые, и у нас нет другого выбора, кроме как констатировать тот факт, что большинство больших медиа-компаний являются левыми, имеют за спиной долгую традицию впадать (или того хуже) в коммунистическую пропаганду - от Сталина до Вьетконга, от Кастро к Сандинистам, от Уго Чавеса до "прикольных девиц" из КНДР.

Наиболее известный случай связан с лауреатом Пулитцеровской премии Уолтером Дюранти, московским корреспондентом The New York Times, чьи репортажи покрывали худшие преступления Сталина в 1930-х годах. Стоит вспомнить, что американские левые отвернулись от советского "сильного лидера" только тогда, когда он заключил союз с Гитлером. К тому времени, Советы, которые пользовались бешеной популярностью у американских левых, уже совершили фактически свой собственный Холокост у себя в стране. До сих пор Пулитцеровский комитет не отменил премию Уолтеру Дюранти, заявив, что "не было ясных и убедительных доказательств преднамеренного обмана".

Много лет спустя, та же самая газета накормила Америку серией изящных эссе, преуменьшающих преступления коммунизма, под названием "Красное столетие".  Знаете ли вы, что женщины получили право голоса в Советском Союзе в 1917 году?  Знаете ли вы, что им разрешили развод? Знаете ли вы, что им дали бесплатное медицинское обслуживание и работу? Бесплатное образование? У женщин в советском блоке даже секс был лучше, чем у американок

Что может быть важнее бесплатного медицинского обслуживания и равенства доходов для "демократии"? Одно интересно, почему столько миллионов людей рисковали своей жизнью, чтобы вырваться из таких утопий. "Хотя коммунисты так и не смогли полностью реформировать домашний патриархат", заметила Кирстен Годси в The New York Times, которая обучает студентов Университета Пенсильвании своей невнятной тарабарщине, "коммунистические женщины наслаждались такой степенью самодостаточности, что западные женщины даже и представить себе такого не могли".

Коммунистические женщины были свободны голосовать за коммунистических кандидатов, затем свободны пойти на работу, которую им определило коммунистическое государство, а потом были свободны стоять в длинных очередях за продуктами и обувью, которые производило коммунистическое государство. Самодостаточность, действительно. 

В другом эссе, Вивиан Горник объясняла привлекательность коллективистской идеологии для американцев: "Коммунистическая партия вызвала у обычных мужчин и женщин чувство гуманности, которое проникло так глубоко, что делало жизнь людей значительной; значительной и просветленной".

К сожалению, левацтво до сих пор вдохновляет. Но вы можете представить себе, что кто-то написал вдохновляющую статью о том, как нацистский режим "вызвал чувство общности и здоровой жизни"? Или представьте себе профессора, который открыто учит нацистской идеологии в государственном университете. Представьте людей, которые говорят: "Эй, ты знаешь, нацизм еще нигде не делался правильно, ему нужен еще один шанс". Мой твиттер-канал наводнен аватарами с серпом и молотом, но никто не обращается с ними так, как с изображениями свастики. Rolling Stones еще не написал статью о том, что нам следует больше думать о тех хороших вещах, которые происходили во время восстановления нацистской Германии. Несмотря на то, что все опасаются возвращения нового фашизма, никто не носит футболки с изображением Гиммлера в кампусах.

И никто в здравом уме не будет поддерживать кандидата, который регулярно хвалит нацистов. "Вермонт может подать пример всей остальной нации, подобно тому как Никарагуа подает пример всей остальной Латинской Америке" - сказал Берни Сандерс несколько лет назад. Сандерс, теперь уже "демократический социалист" - все социалисты демократы, когда у них нет другого выбора - никогда не встречал коммунистической нации, которой не следовало бы восхищаться. Двадцать лет назад, когда мои родители рискнули всем, чтобы сбежать из Советского блока, Сандерс посетил советский Ярославль во время своего медового месяца. 

"Память о Советском Союзе сейчас настолько стирается, что моральная тупость Берни Сандерса - антипода Роберта Конквеста - воспринимается как забавная и экстравагантная" - писал недавно Джордж Уилл в своей замечательной колонке, посвященной историку Роберту Конквесту. Но, по правде говоря, Сандерс не забавный эксцентрик, он один из самых популярных политиков в США. Демократическая партия звучит с каждым днем все больше и больше как он.

Так почему же мы должны удивляться такому ассиметричному пониманию истории? Те, кто возмущался действиями Контрас, всегда рационализировали действия Сандинистов, те, кто осуждали "американский империализм", всегда проявляли моральный релятивизм, когда дело доходило до Советского Союза. В последние десятилетия его место заняла Венесуэла. Почему бы нам просто не поладить?

И Куба, ох, конечно же Куба. Герберт Мэттьюс из New York Times, личный Уолтер Дюранти для Кастро, задал тон в подхалимском освещении коммунистического тирана, от которого многие СМИ не могут избавиться и сегодня. За 25 лет, в течении которых я слежу за политикой, я не могу сосчитать, сколько раз кубинский Сталин изображался СМИ, как человек со сложным характером, который пытался найти правильный путь для своего народа. Об этом можно написать целую книгу и некоторые так и сделали.

Давайте просто вспомним, как Мария Шривер из "Today Show" на NBC рассказывала американцам, что "уровень государственных услуг на Кубе был просто замечательным: бесплатная медицина, образование и субсидируемое жилье", или как Питер Дженнингс из ABC сказал, что "Куба это удачная модель развития". Это всего два примера из бесчисленного множества.

Вся эта история проявилась в нашем прогрессивном Бараке Обаме, который не только позволял использовать себя в пропагандистских целях кубинского режима, но и воспел оду Кастро, когда тот - к сожалению слишком поздно - помер. "История запомнит и рассудит то огромное влияние, которое имела эта исключительная фигура на людей и на мир, вокруг него". Мы так говорим о великих музыкантах, а не о тех, кто строит Гулаги

Сегодняшние апологеты намного хуже предыдущих, потому что у нас есть яркие примеры истории позади нас. Северная Корея, как любое другое коллективистское государство, в значительной мере полагается на пропагандистские усилия, чтобы скрыть свои преступления. Любой, кто читал что-нибудь о ХХ веке, понимает это. Поэтому, "Без единого слова, одной лишь сверкающей улыбкой, сестра Ким Чен Ына переиграла вице-президента Майка Пенса в дипломатии", это не то, что мы должны писать о персонах, которые морят своих собственных людей голодом. "Команда из 200-х северокорейских чирлидерш в центре внимания со своим синхронным скандированием", это не слова человека, с исправным моральным компасом. Не в 1930-х. И не сейчас.

Оригинал The Federalist

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Американские ценности и европейские ценности

Оправдания, которые мы говорим сами себе