Если людоед пригласил тебя на ужин




"Холодная война не тает, она пылает горячим пожарищем.
Коммунисты не спят, а как всегда плетут интриги, замышляют, работают, сражаются"

Ричард Никсон

В 2012 году, на встрече с бутафорным президентом РФ Дмитрием Медведевым, к сожалению, настоящий президент США Барака Обама, думая, что микрофон на столе выключен, сказал "на ушко" Медведеву: "Это мои последние выборы. После выборов я буду более гибким". Медведев ответил: "Я понял. Я передам эту информацию Владимиру".

New York Times, ссылаясь на репортера ABC News, который находился рядом, уточнял о чем шла речь. "По этим всем вопросам, но в особенности по противоракетной обороне, это всё можно решить, но важно, чтобы он дал мне немного места" - сказал Обама Медведеву, а "тот кто должен был всё понять и дать немного места" это был Путин.

Это дружеское напоминание всем тем, кто уже успел заявить, что перформанс Трампа в Хельсинки был "беспрецедентным унижением Америки в истории". Нет, не был.

Но также справедливо и то, что кагорта whatabout'истов, которая заняла позицию "what about Obama... what about Hillary..." выглядит не менее жалко, чем вчерашние защитники внешней политики Обамы, которые одели ястребиные одежды.

Я помню про "урановое дело", помню про "гибкого Обаму", я осознаю, что red alert истерика Демократов и левых СМИ это фарс и я помню о предложении Обамы Митту Ромни отдать его взгляды обратно 80-м. 

Хорошая память вообще признак консерватизма. Но это палка о двух концах. Потому что она обязывает помнить, кто такой Путин даже после твитов Трампа

Защита Трампа исходила от разных категорий защитников. 

Одна категория, я их называю рационализаторы, которые стремились взять всех тактикой: "не слушайте, что Трамп говорит, смотрите, что Трамп делает".

Это правда. Несмотря на гвалт левой прессы, внешняя политика Трампа лучше внешней политики Обамы. Трамп уже сделал ряд правильных внешнеполитических шагов, о которых не стоит забывать: Трамп вышел из иранской сделки, Трамп перенес посольство в столицу Израиля Иерусалим, Трамп бомбил войска Асада, чего никогда не делал Обама, Трамп уже воевал с русскими в Сирии, на что никогда бы не решился Барак Обама, Трамп поставляет оружие Украине и Польше, Трамп давит на НАТО, требуя от союзников больше тратить на оборону, Трамп давит на Германию по поводу Северного потока-2, Трамп наконец-то начал реально бороться с вражеским Китаем.

Безусловно правы те, кто утверждает, что и четверти того, что уже сделано Трампом, никогда бы не сделали ни Обама, ни Хиллари, ни дядюшка Джо Байден, ни уж тем более Берни Сандерс. И да, до сих пор остается фактом то, что победа Трампа на президентских выборах намного и намного лучше победы Хиллари Клинтон. Трамп окружен такими людьми как Джон Келли, Джеймс Мэттис, Джон Болтон, Майк Помпео, Майк Пенс, в то время как Хиллари (сама по себе не подарок уж точно) была бы окружена идиотами, потому что других уже давно в Демократическую партию не принимают.

Но этот факт не отменяет простого факта, что Трамп выглядел не достойно на встрече с Путиным. За Трампа голосовали не потому что ""what about Obama... what about Hillary...", а потому что он не Обама и не Хиллари, за него голосовали как за консерватора и республиканца.

И так ли уж не важны слова?

Дэвид Френч в статье "In International Diplomacy, Words Matter" для National Review верно пишет:

"На самом деле, во время администрации Обамы, Республиканцы и Демократы настолько хорошо знали, что слова имеют значение, что они вступили в схватку в серии политических битв по поводу слов, которые мы используем внутри и за пределами страны.

Должен ли Обама говорить, что соперники Америки могут иметь "законные обиды" на Америку?

Должен ли Обама говорить "исламские" при описании наших врагов террористов? В конце концов, как мы говорили бесчисленное количество раз, "если ты не можешь назвать врага по имени, ты не сможешь его победить".

Будет ли корректно охарактеризовать ранние зарубежные поездки Обамы, включая его знаменитую "Каирскую речь", как "тур извинений"?

Было правильно бороться с этими словами. В конце концов, нация которая ошибочно верит, что её собственные промахи являются причиной действий наших врагов, скорее всего проявит слабость, которой воспользуются враги. Нация, которая верит, что её враги больше мотивированы, скажем, экономикой, а не религией, будет вносить конкретные корректировки в свою стратегию и тактику действий за рубежом. И что критично, что иностранные власти используют нашу риторику как барометр американских намерений и американской воли. Они действуют на основании наших слов.

Но теперь мы должны поверить, что слова не имеют значения?".

Трамп называет Путина "конкурентом", а не врагом или противником. Важно ли значение этого слова? СССР и США были врагами или конкурентами? Возможно по отношению к СССР можно применить слово "конкурент", но кажется Рейгановская формулировка "империя зла" была точнее. Трампу стоило бы пересмотреть ту речь Рейгана еще раз.

Для Трампа Путин это человек, который хочет продавать нефть и газ, продолжая обогащать свою камарилью из Ротенбергов и Тимченко. В таком утверждении есть доля истины, но оно так же верно, как и то, что единственным источником исламского терроризма является бедность жителей Ближнего востока (старое заблуждение левых и многих либертарианцев). Я не сторонник тех утверждений, которые сегодня звучат из каждого утюга, о том, что бизнесмен плохой политик и навыки бизнеса не применимы в политике. Бизнес навыки могут очень даже помогать в политике, потому что политика часто становиться эквивалентом бизнеса (как бы это кому не хотелось слышать). С другой стороны, тут можно впасть в ошибку эконометристов, которые рассматривают любую человеческую деятельность сквозь призму экономических отношений - максимизация прибыли, выигрышные стратегии, экономическая эффективность и т.д. - потому что политика шире экономики. Кроме экономики (что часто забывают некоторые современные правые) ряд факторов влияет на человеческие отношения - культура, идеология, религия, эмоции и т.д. У Путина тоже есть другие резоны и цели, кроме продажи нефти и газа. Энергия для него лишь средство, что он не раз доказывал, используя энергетический шантаж, а значит у него есть другие цели.

Мюнхенская речь Путина в 2007 году была произнесена 11 лет назад, но это не отменяет того факта, что Путин изложил своё видение миропорядка и роли России в нём. Путин открыто объявил о том, что он противник западноцентричного мира, по-сути мира, который выстроили США и союзники. Можно считать, что Путин говорил это для красного словца, но тут более применима формула "если враг, говорит, что хочет тебя убить - верь ему, именно он это и собирается делать". Для дезинтеграции западных держав Путин применяет все те практики, которые были известны со времен КГБ - информационные атаки, спецоперации, ликвидации, подкуп западных политиков и т.д. В конце концов Путин считает Россию наследницей не 1991 года, а наследницей СССР и хочет взять реванш за поражение в Холодной войне.

Как верно заметил Дэвид Френч, если ты ошибаешься в мотивах противника, ты предпринимаешь ошибочные действия. Если Трамп будет считать России "конкурентом на газовом и нефтяном рынке", он предпримет ошибочные действия и они будут иметь последствия.

Если людоед пригласил тебя на ужин, не забудь убедиться не ты ли являешься главным блюдом. Трамп ехал в Хельсинки на ужин с людоедом, надеясь вместе поужинать. Но Путин "съел" Трампа. Прежде всего эстетически. Лидер свободного мира и Западной цивилизации выглядел жалко. Как верно подмечено в редакторской колонке Wall Street Journal: "В довольно редкий момент своего президентства, Трамп проявил слабость. Он стоял рядом с Путиным и умолял улучшить отношения, в то время как российский лидер играл в прохладность и говорил только фактами".

Можно сказать, что Трамп это делал специально и у него за душой есть "хитрый план". Но уж больно это похоже на риторику оправдателей Путина из России, которые убеждают, что у Путина всегда есть в загашнике "многоходовочка".

Вернувшись на Родину, Трамп продолжил свой перформанс в серии твитов и в интервью Такеру Карлсону с Fox News. Так в этом интервью произошел следующий диалог:

"Такер Карлсон: Членство НАТО обязывает других членов защищать члена НАТО, против которого совершена агрессия. Итак, предположим, что Черногория, которая присоединилась к НАТО в прошлом году, атакована. Почему мой сын должен ехать в Черногорию и защищать её от атаки?

Дональд Трамп: Я понимаю, что ты говоришь. Я задавал тот же вопрос. Черногория маленькая страна с очень сильными людьми... Они очень агрессивные люди. Они могут быть агрессивны и поздравляю, вы участвуете в Третьей мировой войне".

Тут чувствуется отголосок диалогов в Хельсинки. Вряд ли Трамп особо интересовался или даже задумывался о существовании "маленькой агрессивной Черногории". Скорее всего об "агрессивных черногорцах" ему рассказал Путин, который проиграл битву за Черногорию, провалив операцию по государственному перевороту в этой стране.

Мэттью Континетти в статье "Why NATO Matters" для Washington Free Beacon пришлось объяснять очевидные вещи, которые должны быть понятны любому консерватору.

"Сдерживание полагается на восприятие силы. Чем более жесткими нас воспринимают наши противники, тем выше цена агрессии, и тем ниже вероятность того, что наши враги или противники будут действовать против нас. Принцип коллективной безопасности в виде НАТО - не что иное как усиление этого восприятия силы через большее количество: чем выше растёт число членов и ресурсов, тем выше цена для наших противников.

Будет ли НАТО использовать пятую статью второй раз в истории (первый был после 11 сентября), если Россия вторгнется в Эстонию, Латвию или на Родину Мелании Трамп Словению? Честный ответ: мы не знаем. Но есть одна вещь: Россия тоже не знает. И эта неопределенность именно тот механизм, который сдерживает Россию. Это рискованный, хрупкий, а иногда грязный механизм. И он сохраняет мир. 

Альтернатива же нет. Отсутствие присутствия Америки в Европе в межвоенный период несомненно способствовало перевооружению и экспансионизму Германии. Так же и тот факт, что Лига Наций - как ООН и ЕС сегодня - не имела реального военного потенциала. Стоит вспомнить, что многие французы, которых не беспокоила аннексия Данцига Германией, все равно умирали потом, потому что один из уроков истории это тот, что агрессивные державы никогда не останавливаются на малых странах. Они продолжают двигаться, пока не упрутся в стену...

Окей, может последовать ответ, но почему Америке должно быть важно, кто доминирует в Румынии? Я был бы рад сослаться на благородство свободы, демократии и национального суверенитета, но я понимаю, что эти концепции будут отклонены как идеалистические абстракции. Поэтому я предлагаю хладнокровный и реалистический принцип: как любил говорить профессор Гарольд Руд, вы либо руководите шоу, либо щоу руководит вами.

Американское отступление из НАТО и Европы, как мы видели это на Ближнем Востоке, создаст вакуум для альтернативной силы, которая пересмотрит экономические, политические и оборонные механизмы в свою пользу. Было бы наивно полагать, что эти механизмы буду дружественными или согласующимися с американскими национальными интересами. Если вы считаете, что сегодня у Америки плохие сделки, подождите пока Россия возьмет под контроль торговую политику в Европе.  Тогда без пошлин будут продаваться только Лады...

...Это союз, который содействует американским интересам на службе американских идеалов. Его стоит сохранить, потому что выбор не стоит между НАТО и миром. Выбор между войной и НАТО".

Довольно странно всё это напоминать президенту республиканцу, но такие нынче странные времена.

Второй категорией защитников Трампа стали те, кого я называю нео-хиппи в правых одеждах. Примером таких хипповой защиты можно считать статью Джона Нольте "Helsinki is One of Trump's Finest Moment" для Breitbart и колонку Пэта Бьюкенена "Trump Stands His Ground on Putin" для Townhall.

Нео-хиппи, в основном вылезшие из маргинального болота альт-райтов и палеоконсерваторов, не придумали ничего нового, чтобы до зубной боли не напоминало риторику хиппи 60-х годов, включая конспирологическую паранойю, картонный пацифизм, агрессивность по отношению к спецслужбам в стиле "вот моя шапочка из фольги". Фразы о том, что "ястребы раздувают Третью мировую", "нам нужен мир и процветание, а не война", "это всё работа спецслужб" - такое ощущение вытянуты из брошюр Коммунистической партии США времен Холодной войны. Жаль, уже нет Коминтерна, а то бы они туда вступили. Кто эти "дети цветов" - то ли агенты Кремля, то ли просто полезные идиоты, не так уж и важно. Как я говорил - консерватизм это хорошая память, ну и знание истории. Вся эта риторика известна и на кого она работает тоже.

Редакционная статья Washington Examiner вступила в полемику с "детьми цветов" и довольно доходчиво поясняла:

"В основе этих утверждений лежала ложная дихотомия между лояльностью Трампа к Путину с одной стороны, и ядерной войной с другой. Подразумевается, что любой, кто не хочет войны, должен быть спокоен с попытками Трампа приравнять Россию и США, отрицанием Трампом вмешательства России в выборы и явным согласием Трампа с российским вторжением в Украину и Грузию.

Сказать это не значит утверждать, что Трамп должен был провести пресс-конференцию обвиняя Путина в агрессии в бывших советских республиках, химических атаках в Британии, нарушении прав человека и тому подобному. Но есть способ быть одновременно и дипломатичным, и жестким. Трамп и его защитники притворяются, что нужно выбрать или одно, или другое. 

Разумный и принципиальный подход к России, будет включать твердую позицию противостояния преступлениям Путина и предупреждении его о последствиях будущих действий. По крайней мере, Трамп должен был защищать свою страну и сказать, что если Россия вмешается опять в 2018 или 2020, это будет иметь серьезные и ощутимые последствия. И нет, последствия, не всегда означают войну. Они могут означать болезненные экономические санкции. Они могут означать политическую изоляцию. Они могут означать кибернетические контрмеры...

Дипломатия и международные отношения запутаны. Realpolitik всегда обязательно играет свою роль и мы не должны боятся иметь дела со злом, если это необходимо. Мы делали это во время Второй мировой войны, во время Холодной войны и мы делали это во время нашей войны с терроризмом. 

Но наши отношения со страной, которая творит зло, не должно заставлять нас называть это зло добром. Наши отношения с Россией запутаны. Последнее, что мы должны сделать это упростить их и таким образом совершить ошибку".

Это полемика, для тех кто знаком с историей, не нова. Единственная разница между хиппи 60-х и современными псевдоправыми "детьми цветов", это то, что старых хиппи были рок-концерты, всё же в Вудстоке была и хорошая музыка, а у новых хиппи нет даже рок-музыки, что заставляет трагедию (соединение хорошей рок-музыки с отвратительной сексуальной революцией и не менее отвратительным левачеством) повториться, но уже в виде фарса (где музыка?!!).

Третья категория защитников Трампа, это те, для кого вопрос Трампа является  не вопросом политики или консервативных принципов, это те, для кого это вопрос экзистенциальный.

Для многих левых вопрос Трампа не является вопросом политическим, это вопрос экзистенциальный. Это схоже с национальной истерией, которая охватила США, когда Ричард Никсон в  1972 году выиграл у про-советского пацифиста демократа Джорджа Макговерна (для фан-клуба Трампа это может быть обидное высказывание, потому что многие верят, что травля Трампа со стороны левых "беспрецедентна"). В мире прибрежной элиты и студенческих леваков победа Макговерна должна была стать апофеозом революции 60-х, дверью, которая откроет вход в новый мир - make love, not war, Imagine и все в этом роде. Победа Никсона была нокаутом, это было невозможно, это была "реакция" в то самое время, когда академики из колледжей и университетов, Голливуд, журналисты и эксперты сделали выбор в пользу "революции". Кто посмел отменить этот выбор? Расисты с Юга? Пентагон? ЦРУ? Республиканские ястребы? Средний класс? Рабочий класс? Винили всех и сразу. А Никсона было "приказано уничтожить".

С Трампом та же история. Политтехнологи Обамы создали для левых свой мир, в котором победа, а потом президентство Обамы было некой "новой ступенью" в прогрессе Америки, да что там - всего мира! Из воздуха и информационного мусора был создан миф о неком "наследии Обамы", приравненном чуть ли не к наследию Джорджа Вашингтона и Авраама Линкольна. "Прогресс, который мы достигли за восемь лет" - лозунг левых. Никто не знает в чем этот прогресс - то ли в расовых стычках, которые растут как снежный ком, то ли в том, что политический процесс за годы Обамы превратился из политических дебатов в холодную гражданскую войну, то ли в использовании институтов американской демократии в узкокорыстных партийных интересах - трудно сказать. Но этого сферического коня в вакууме нужно во что бы то не стало защитить. Трамп стал тем, что перечеркнуло все это "наследие". Он стал символом так и не одержанной тотальной победы, революция Обамы (что бы это не значило) не достигла своего апофеоза, как и в случае с неудачей Макговерна. Для левых это не кризис института президентства, демократии или еще чего-либо, это их личный экзистенциальный кризис.

Трамп это прекрасно понимает. Трамп не из Техаса, Юты или Арканзаса. Он из Нью-Йорка. Нью-йоркские республиканцы это довольно специфическая форма жизни (можно вспомнить Тедди Рузвельта, Нельсона Рокфеллера или Джорджа Патаки). Трамп понимает (а в некоторых случаях, будем справедливы - принимает) стиль жизни и образ мышления прибрежных элит (он сам из них). И Трамп просто блестяще научился пользоваться истерикой левых, вызванной их экзистенциальным кризисом. Ни Никсон, ни Буш-младший так не умели.

Но есть и среди правых те, для кого вопрос Трампа - вопрос экзистенциальный. В этом мире Трамп тот самый супер-герой, который наконец-то вернулся в Готэм-сити, чтобы разобраться с левым доминированием в СМИ и культуре, слишком политкорректными республиканцами, полумафиозной правительственной структурой, экспансия которой при Обаме набрала угрожающие обороты. В этом мире грязная политическая игра, коррупция, партийные интриги, использование институтов и государственных структур против политических оппонентов - в общем всё, что является фактом современной американской жизни (да и фактом жизни всего мира) - всё это превращается в заговор deep state. Тот, кто критикует Трампа в лучшем случае идиот. В худшем - внедренный агент deep state. Даже Fox News, единственная дружественная Трампу телевизионная платформа, быстро превращается во врага, когда она не слишком восторжена к нашему супер-герою. "Мы находимся на войне" - как любил говорить Стив Бэннон. А враг - он повсюду. Причем в рейтинге врагов внешние враги отходят либо на второй план, либо вообще исчезают - борьба с врагом внутренним имеет первостепенное значение. И все кто не с нами - те против нас. Они не согласятся на компромиссы - если ты хочешь поддерживать президента, ты должен быть как Breitbart, а не как Fox News, должен стать "нашим голосом", а не голосом каких-то принципов, идей или Республиканской партии. Мы ненавидим CNN и Демократическую партию, но наше самое глубокое и заветное желание - превратить все правые СМИ в CNN , а Республиканскую партию в Демократическую, чтобы все шагали строем за президентом, как левые шагали вслед Обаме. Ведь именно поэтому они всегда выигрывают, разве нет?

Всё это имеет довольно понятный термин и не думаю, что стоит подбирать политкорректные выражения для этого явления - это самый банальный культ личности. И ничего больше.

В такой топике Трамп всегда будет прав, также как он всегда будет не прав в топике левой экзистенции. В этом мире работают законы Павлова - ты либо выделяешь желчь, либо слюни при виде президента США. Поэтому дискуссия теряет какой-либо смысл и рациональную аргументацию.

Что касается нормальных консерваторов, то все они отреагировали правильно, осудив перформансы Трампа. И я лично получил удовольствие, наблюдая, что Республиканская партия не превратилась в Демократическую, а большинство правых медиа не превратились в CNN. Демократы обвиняли Республиканскую партию в том, что она стала "партией Трампа". Но это не так, что показали прошедшие дни. Республиканская партия, в отличии от Демократической партии, которая реально была восемь лет партией Обамы, так же как и "честные и уважаемые СМИ" - были СМИ Обамы. Республиканская партия доказала, что она Республиканская партия, а не партия Трампа. Республиканская партия, хоть в ней и смущает наличие некоторого количества довольно сомнительных республиканцев (вроде Мурковски, Коллинс, сомнительного поведения Маккейна, и да, Рэнду Полу тоже иногда лучше жевать), всё же она важнее Трампа. Так же как консервативная идея и принципы важнее Трампа. Я рад, что столько правых показали это на деле.

Мой же месседж левым хетйерам Трампа - не надейтесь. Мы, нормальные консерваторы, не пойдем с вами, ибо нам с вами не по пути. Ваша ненависть к Трампу настолько же тупа и бессмысленна, насколько же и культ личности, устроенный фан-клубом Трампа. Ваша истерика, комплексы и ваша идеология всё еще остаются большей угрозой Западной цивилизации, чем эго Трампа. Поэтому - просто заткнитесь.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Американские ценности и европейские ценности

Оправдания, которые мы говорим сами себе