Десять причин почему нам не нужна скандинавская система




Джим Герати

Американцы не находятся в двух шагах политических изменений, чтобы стать счастливыми новрежцами или финами.

Обозреватель Washington Post Элизабет Брюинг написала ответ, не говоря этого прямо, на мою утреннюю статью, которая в свою очередь была ответом на статью Брюинг в Washingtom Post "Пришло время попробовать социализм". В своем ответе, она пишет: "Я не называла в своей статье скандинавские страны, но мои оппоненты очень быстро исключили их из разговора". Возможно широкая дискуссия на тему почему Америке не следует пытаться стать похожей на скандинавские страны - и почему эти попытки будут провальны - это правильно.

1) Скандинавская система убивает инновации и принятие такой модели Соединенными Штатами будет иметь ужасные последствия для мировой экономики.

Как писал в 2013 году известный экономист из Массачусетского технологического института Дарон Аджемоглу:

"В нашей модели (которая именно этим является - моделью) гражданам США будет хуже, если они примут "мягкий капитализм". Почему? Потому что это уменьшит глобальный экономический рост, учитывая, что США стоит в авангарде технологического прогресса. Если с "беспощадного капитализма" на "мягкий капитализм" переключиться Швеция (или наоборот) это не будет иметь никакого влияния на долгосрочный глобальный экономический рост, потому что самая важная работа в инновациях ведется в США".

2) Всё, чему завидуют американские прогрессисты в скандинавских странах, существовало до перехода этих стран к "социальному государству", и американские левые перепутали причины со следствием.

Как Нима Санандаджи, шведский автор курдского происхождения, который имеет степень доктора философии Королевского технологического института в Стокгольме, писал в 2015 году:

"Многие из положительных особенностей скандинавских обществ, таких как малое неравенство доходов, низкий уровень бедности и высокий уровень экономического роста, предшествовали переходу этих обществ к государству всеобщего благосостояния. Эти и другие показатели начали ухудшаться после расширения "социального государства" и увеличения налогов для его финансирования".

3) В своей самой большой, далекоидущей и инвазивной форме во второй половине 20 века, скандинавская модель задавила стартапы и рост новых компаний. "К 2000-м годам" - как писал Йохан Норберг - "всего одна из 50 крупнейших шведских компаний была основана после 1970-го года".

4) Легче заставить купиться на коллективистскую идею тех людей, которые имеют много общего между собой. Как Роберт Кайзер, младший редактор Washington Post, писал после своей трехнедельной поездки по Финляндии в 2005 году:

"Финляндия размером как два Миссури, но лишь с 5,2 миллионов жителей, которые этнически и религиозно однородны. Сильная лютеранская трудовая этика, в купе с мощным чувством честности, доминируют в обществе. Однородность приводит к консенсусу: любая значительная политическая партия поддерживает государство всеобщего благосостояния и высокие налоги, которые делают его возможным. И у финнов экстраординарное доверие к политическому классу и государственным служащим. Коррупция встречается крайне редко".

5) Этот коллективизм частично основан на том, что у людей отбирают право выбора. В Финляндии нет частных школ и частных университетов. Как Паси Сальберг, директор Образовательного центра по международной мобильности при Министерстве образования Финляндии, сказала в 2011 году: "В Финляндии родители тоже имеют право выбора. Но варианты все одинаковые".

6) Удовлетворение ваших потребностей с помощью государства не культивирует у граждан чувство ответственности, независимости, мотивации или признательности. Как писал Кайзер:

"Меня беспокоило это чувство среди финнов, что все является их правом, особенно среди молодых людей. Сирпа Ялканен, микробиолог, работающий при Университете Турку, древнего портового города Финляндии, сказала мне, что она обескуражена "этим новым поколением, которое любит только развлечения и легкую жизнь". Она сказала, что хочет, чтобы правительство заставляло каждого студента платить "значительную, но доступную" часть стоимости образования, просто "чтобы они его ценили".

7) Некоторые могут сказать, что квази-социалистическая скандинавская система решает одну группу проблем, но продуцирует новые. Но в некоторых случаях скандинавские страны сталкиваются с теми же проблемами, что и США, только ситуация еще хуже - проблемы не обсуждаются открыто. Как утверждает британский журналист Майкл Бут:

"Мы все виновны в том, что очень долго создавали некий вид утопической фантазии об этих странах. Скандинавские страны считаются образцом политической корректности, и тем не менее вы можете увидеть здесь расовые стереотипы в медиа, такие, какие давно не мыслимы в США. Также, хоть это и самые гендерно равные страны в мире, здесь также наблюдается рекордно высокие показатели насилия в отношении женщин и только частично это можно объяснить высоким количеством сообщений о таких преступлений".

8) Если за все платит правительство, то почему средний долг домохозяйств в Дании в расчете на долю дохода, почти в три раза выше, чем в Соединенных штатах? Тем временем, средний долг домохозяйств в расчете на средний доход в Швеции и Норвегии почти в два раза выше, чем в США. Стоимость жизни высока в этих странах, а высокие налоги делают зарплату ниже, чем при нашей системе.

9) Верующие в скандинавскую модель, хотят заставить вас поверить, что люди при свободно-рыночном капитализме больше подвержены стрессам, в то время, как живущие в "социальном государстве" счастливы и расслаблены. Если капитализм американского стиля удручает и дегуманизирует, почему Исландия, Дания, Швеция, Финляндия и Норвегия не слишком далеко позади нас и входят в топ двенадцати стран по употреблению антидепрессантов? Это просто из-за длинной зимы? Почему у них стремительный рост смертности, связанный с употреблением наркотиков? Разве это возможно, что щедрое, огромное социальное государство истощило чувство самоуважения, драйва и стремления, заставив людей искать химические заменители счастья?

10) Я припас самую важную причину напоследок. Если правительство возьмет на себя большую роль в перераспределении благ, люди сначала должны быть готовы поверить в правительство. Но в Соединенных Штатах сейчас доверие к правительству находиться на рекордно низких уровнях.

Многие прогрессисты похоже думают, что недоверие консерваторов к правительству проистекает из некой эзотерической философии, или потому что мы увидели некий странный сон с участием Айн Рэнд. Но на самом деле это потому, что нам уже раньше говорили, что нужно довериться правительству - и мы обожглись, а потом обжигались снова и снова.

Правительство не испортило всё что можно, но оно испортило слишком много важных вещей, которые оно обещало починить: от Big Dig до здравоохранения; от ветеранов, которые умирают, в ожидании медицинской помощи до постройки дамб вокруг Нового Орлеана; от 9/11 до создания пузыря на рынке недвижимости, который повлек кризис 2008 года; от должностных преступлений наших секретных служб до налоговой службы, которую использовали для борьбы с консервативными группами; от расточительных трат Управления служб общего назначения до грантов фирме Solyndra; от непомерного в цене проекта высокоскоростной железной дороги в Калифорнии до операции "Fast and Furious"; от OPM до предоставления Хезболле траффика кокаина.

У федерального правительства есть бездонная история злоупотребления доверием общества, финансами и собственными полномочиями. И теперь некоторые люди хотят, чтобы оно получило еще больше полномочий? Если вы хотите масштабной перестройки экономики и правительства в Америке для перераспределения благ, вы сначала докажите, что можете быть успешны в чем-то более маленьком, например в предоставлении надлежащей медицинской помощи нашим ветеранам. До этого, если вы хотите жить как в Норвегии, купите билет на самолет.

Оригинал National Review

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Американские ценности и европейские ценности

Оправдания, которые мы говорим сами себе