Серджио Леоне и спагетти-вестерн




Спагетти-вестерны это жанр вестерна, но снятый в Европе (преимущественно на территории Испании) итальянскими режиссерами. На самом деле первые евро-вестерны не были итальянскими, первыми, если я не ошибаюсь, их начали делать немцы. Но особого успеха немецкие вестерны не сыскали, в отличии от их итальянских коллег.

Есть два подхода к спагетти-вестерну. 

Первый звучит так: к 60-м годам в Европе и особенно это касается Италии, зритель массово подсел на голливудские фильмы, но к середине 60-х жанр классического вестерна в США начал выдыхаться, дистрибуция американских фильмов резко упала, поэтому ряд режиссеров решили делать дешевый заменитель американских фильмов - спагетти-вестерн, который отличался от классического вестерна набором стереотипов, примитивным сюжетом и малобюджетностью.

Второй звучит так: не смотря на то, что спагетти-вестерн был попыткой копирования классического американского вестерна, итальянские режиссеры сумели создать отдельное направление в кинематографе, которое в свою очередь, повлияло даже на американский кинематограф. Современные вестерны Квентина Тарантино имеют больше общего со спагетти-вестернами Серджио Корбуччи, чем с вестернами Джона Форда. На творчество Роберта Родригеза больше влияния оказал подвид спагетти-вестерна Zapata Westerns, чем фильмы Говарда Хоукса.

В обоих точках зрения есть своя истина. Действительно, проект спагетти-вестерна был чисто коммерческим. Интересно, что первый известный спагетти-вестерн, который наделал фурор, "За пригоршню долларов" Серджио Леоне выпустил под псевдонимом Боб Робертс. Так делали и другие режиссеры. И не только режиссеры. Актер Джулиано Джемма в начале карьеры скрывался под псевдонимом Монтгомери Вуд.

Причина использования англоязычных псевдонимов была банальна. К тому времени уже широко известна была плеяда левых "элитных" режиссеров вроде Пазолини, Антониони, Бертолуччи, и итальянцы к тому времени уже привыкли, что итальянские режиссеры снимают муторную мастурбацию на возвышенные темы. Поэтому итальянцы в массе своей оставили охать и ахать на фильмы "мэтров" кинофестивалям и сборищам кинокритиков, и повалили смотреть американские фильмы. Леоне не был уверен, что увидев на афише итальянское имя Леоне, итальянцы пойдут в кинотеатры, решив, что им предлагают очередную мозгомойку в стиле "элитных режиссеров".

Правда и то, что спагетти-вестерны были часто малобюджетные (известная шутка, что название вестерна Леоне "За пригоршню долларов", было также и описанием бюджета фильма) и наполнены стереотипами. Если человек, незнакомый с вестернами (как я когда-то) посмотрит классический вестерн, а потом спагетти-вестерн, он удивиться, увидев, что большинство стереотипов о вестерне (вроде постоянных перестрелок, брутальных и циничных героев, постоянной погони всех и вся за наживой и т.д.), которые есть у всех, имеют своим корнем именно спагетти-вестерны, а не классический вестерн. Классический вестерн, вас бы удивил в этом плане.

Но правда и то, что итальянские режиссеры создали новый жанр, который, при его недостатках, о которых говорят те, кто не любят спагетти-вестерны, имеют ряд достоинств. Перевешивают ли они недостатки, или нет, наверное у каждого свое мнение. Поскольку я обожаю спагетти-вестерны (что не отнимает любовь к классическому вестерну), для меня однозначно перевешивают.

Если говорить о различиях классического вестерна и спагетти-вестерна по-сути, нужно выделить несколько моментов. 

Историю классического вестерна можно условно разделить на три этапа: романтический (ярким представителями являются фильмы Говарда Хоукса "Рио Браво"  и "Дилижанс" Джона Форда), ностальгический (яркий представитель - фильм "Человек, который убил Либерти Уэланса" Джона Форда) и ревизионистский ("Джосси Уэйлс вне закона" Клинта Иствуда). Спагетти-вестерн имеет много общего третьим периодом вестерна, и намного меньше с первыми двумя.

Классический вестерн изображал первопроходцев Дикого Запада, которые строили цивилизацию в тяжелых условиях вокруг. Несмотря на "дикость" Запада, герои классического вестерна обустраивали свой ландшафт - восстанавливали закон и порядок, разгоняли шайки бандитов, индейцев и зарвавшихся ранчеро. Героями классического вестерна часто был шериф или владелец ранчо, который защищал свою собственность. Во втором периоде истории вестерна, режиссеры показывали закат Дикого Запада, с долей ностальгии, и переход в русло большей урбанизации, писанного закона вместо понятий чести и умений меткой стрельбы. Как в фильме "Человек, который убил Либерти Уэланса", сенатор Стоддард должен заменить стрелка Тома Донифона. Лишь в конце 60-х и начале 70-х, во времена заката вестерна и наступления "ревизионистского" периода, режиссеры начнут заимствовать элементы спагетти-вестерна. 

В спагетти-вестерне вы редко увидите шерифа в главной роли, также как и ранчеро если и встречаются, то в основном в качестве негативного персонажа. Главные герои спагетти-вестернов одиночки, охотники за головами, искатели приключений, солдаты удачи, у которых нет ни ранчо, ни какой-либо собственности, ни вообще своего дома. Окружающие ландшафты никто особо обустраивать не собирается, а те, кто обустроился становятся жертвами разгуливающих вокруг шаек, которые прикрываются то идеями мексиканской революции, то объявляют продолжение гражданской войны, а то и просто откровенных бандитов, которые даже не пытаются прикрываться высокими идеями.

Главные герои спагетти-вестерна зачастую циничны, что отличает их от романтических моральных персонажей классического вестерна. Это не значит, что у них нет принципов, а скорее они ими не бравируют (все же положительные герои есть и они всегда творят добрые дела), как бы пряча мораль за циничными шутками и черным юмором. Или вообще молчанием. Многие герои молчаливы в спагетти-вестерне, зачастую за них говорит их револьвер. В классическом вестерне вы можете увидеть героев, рассуждающих на философские темы, часто цитирующих Библию и взывающих к моральным нормам, в спагетти-вестерне такого нет. Диалоги коротки и обрывисты, словно ландшафт самого Дикого Запада.

Многие американские критики, особенно консерваторы, не любят спагетти-вестерны. Как писала Инес Фельтшер Степман, спагетти-вестерн жертвовал моральным характером жанра в пользу кинематографического артистизма. В этом есть доля истины. Для итальянских режиссеров характерно ставить в центр фильма эстетику, жертвуя многими другими нюансами. Это не так уж и плохо, на самом деле, не стоит недооценивать эстетику.

Но с другой стороны, во-первых, я не согласен, что спагетти-вестерн был пустым в сущностном отношении. Итальянские режиссеры поднимали многие важные вопросы в своих фильмах. Да, это были скорее европейские вопросы, мало понятные американцам (впрочем, с активизацией левых шизоидов в США, я думаю сегодня эти вопросы более ясны для американского зрителя).

А во-вторых, мало кто обращает внимание на то, что спагетти-вестерн по своей атмосфере был очень либертарианским и местами почти анархичным. Атмосфера свободы, которая царила в спагетти-вестерне была в несколько раз выше, чем в классическом вестерне. Да, это не романтическая свобода из прокламаций. Это скорее реальная, местами брутальная и жестокая свобода, как бескрайние просторы пустынь в фильмах. Но из-за этой реальности она кажется столь притягательной.

Третий нюанс в том, что отсутствие моральных принципов у главных героев не совсем справедливое утверждение. Скорее тут режиссеры наоборот жертвуют кинематографической артистичностью, с постоянными прокламациями и навязчивым провозглашением, в пользу реалистичности и простоты моральных принципов. Герои чаще молча следуют своим моральному кодексу, который не писан, чем провозглашают длинные патетические речи.

Конечно, жанр полон недостатков (как любой другой). Меня больше всего раздражает "залипание" итальянских режиссеров на мексиканскую революцию, из фильма в фильм, мигрирующие революционные мучачос, полубандиты - полуидеалисты в сомбреро, набивают оскомину. Как бездарные "истерны" из советского блока с этим ужасным Гойко Митичем, которые создавали лубочный образ индейца, которого должен был полюбить советский человека, так и итальянцы создавали лубочный образ мексиканца, который порядком надоедает. Не меньше, чем советские индейцы. Zapata western, вестерн о событиях мексиканской революции с политическим подтекстом, не герой моего романа.

Также нервирует типично европейское перенесение своих реалий на Дикий Запад, особенно, что касается "классовых вопросов". Левые взгляды многих режиссеров оставляют отпечаток на фильмах.

Тем не менее, как я говорил выше, достоинства жанра, для меня, превышают недостатки.

Классический вестерн и спагетти-вестерн сложно сопоставлять, они оба стоят внимания, я бы не стал оценивать, что лучше, что хуже. Это два разных, но прекрасных жанра, каждый из которых стоит внимания.

Переходя конкретно с Серджио Леоне, стоит сказать, что Леоне не снял первый в истории спагетти-вестерн (его снял Джорджио Феррони еще в 1943 году, потом еще были фильмы Роберто Монтеро и Рикардо Бласки), но именно Леоне задал тон, создав эталонный спагетти-вестерн, на который равнялись его последователи.

В 1964 году вышел первый фильм его "долларовой трилогии" - "За пригоршню долларов" ("A Fistful of Dollars").




Леоне снимал фильм с минимальным бюджетом и вряд ли ожидал последующего успеха. На главную роль он сначала пригласил Генри Фонду, но тот отказался. Потом пытался договориться с Чарльзом Бронсоном, но тот тоже не захотел. И лишь Клинт Иствуд за символические 15 тысяч долларов согласился исполнить главную роль. Композитором взяли малоизвестного итальянца Эннио Морриконе. Да,да, малоизвестного на то время.


Клинт Иствуд в роли стрелка без имени

Фактически Леоне снял римейк фильма Акиро Куросавы "Телохранитель", действие которого перенес из Японии середины 19 века на Дикий Запад.


Джан Мария Волонте в роли Рамона

В приграничный городок приезжает безымянный вольный стрелок, в исполнении Клинта Иствуда. Город в руках двух конкурирующих банд - американцев Бакстеров и мексиканцев Рохо, во главе которых стоит Рамон, в исполнении Джана Мария Волонте. Герой Иствуда решает столкнуть лбами две банды и посмотреть, что из этого получится.

Ну и конечно саундтрек в исполнении Эннио Морриконе сделал его самым известным композитором и в последствии, по-сути, его творения стали музыкой вестерна.

После огромного успеха первой картины, в 1965 году Леоне снимает вторую часть трилогии - "На несколько долларов больше" ("For a Few Dollars More").



Хоть и считается, что лучшей частью трилогии является третья, моя самая любимая именно эта, мне она нравится больше двух остальных.


Клинт Иствуд в роли Манко

В паре к традиционному охотнику за головами в исполнении Клинта Иствуда, добавляется партнер полковник Монтгомери в исполнении Ли Ван Клифа. Оба охотника заключают союз, чтобы словить вожака местной банды по кличке Индио, которого играет всё тот же Джан Мария Волонте. Одного из головорезов Индио, по кличке Дикий играет еще одна звезда тех времен Клаус Кински.


Ли Ван Клиф в роли полковника Дугласа Мортимера

Фильм шикарный. Пара Иствуд и Ван Клиф просто идеальная пара вестерна, шикарнейший саундтрек Эннио Морриконе.

Финальная сцена фильма просто шедевр и одна из моих любимых в кино вообще и вполне может тягаться с финальной дуэлью того Леоне в фильме "Однажды на Диком Западе" (внимание, по ссылке спойлер!).

В 1966 году снял третью часть "долларовой трилогии" - "Хороший, плохой, злой" ("The Good, the Bad amd the Ugly"), которая считается лучшей в трилогии (лично для меня, как я говорил, лучшая вторая).



Тут снова мы встречаем Клинта Иствуда и Ли Ван Клифа, но Ван Клиф будет играть злодея. В фильме появляется чудесно сыгравший Илай Уоллак, который играет мелкого мошенника Туко.


Илай Уоллак в роли Туко

Конец гражданской войны. Один из солдат Конфедерации в Мексике на кладбище закопал большую сумму денег. Это стало известно охотнику за головами "Блондинчику", в исполнении Иствуда, мелкому жулику Туко (Илай Уоллак) и охотнику за головами Сентенце (Ван Клиф). Теперь главный вопрос, кто первый доберется до денег.

Нужно сказать, что главным достоинством фильма является игра Илая Уоллака. Персонаж Туко своей харизмой оставляет на заднем плане и героя Иствуда, и зловещего Ван Клифа.

Ну и конечно же саундтрек Эннио Морриконе, который считается лучшим саундтреком в вестернам и самым узнаваемым в мире.

После огромного успеха Леоне с "долларовой трилогией", Серджио приглашают в Голливуд, где 1968 году он снимает эпический вестерн, наверное свою лучшую работу, в жанре так точно, "Однажды на Диком Западе" ("Once Upon a Time in the West").



Фильм шедевр не только в жанре вестерна (любого), а и вообще в кинематографе.


Чарльз Бронсон в роли Гармоники

Известному к тому времени режиссеру уже не смогли отказать его любимчики и в фильме снимаются Чарльз Бронсон и Генри Фонда, которые отказались сниматься в "За пригоршню долларов". Также в фильме снимется Джейсон Робардс и Клаудия Кардинале, что делает актерский состав супер-звездным.


Джейсон Робардс в роли Шаена

В небольшой городок из Нового Орлеана приезжает Джилл, в исполнении Клаудии Кардинале, которая вышла замуж за местного фермера Макбейна. Но Макбейна и его детей убили, а улики указывают на местного бандита Шаена, в исполнении Джейсона Робардса. Но Шаен не убивал Макбейна, это сделал Фрэнк, в исполнении Генри Фонды, который работает на магната Мортона. Также в городе появляется загадочный тип без имени, которого все называют "Гармоника", в исполнении Чарльза Бронсона. Он хочет найти Фрэнка, но зачем он его ищет неизвестно. Тем не менее, вместе с Шаеном, Гармоника пытается помочь вдове и выследить Фрэнка.


Генри Фонда в роли Фрэнка

Саундтреком традиционно занимался Эннио Морриконе и он вышел очень крутым.


Клаудия Кардинале в роли Джилл

Ну и конечно финальная дуэль просто шедевральна (спойлер!).

В 1971 году Леоне снял еще один спагетти-вестерн "За пригоршню динамита" с Робом Стайгером и Джеймсом Кобурном, но я не люблю этот фильм, который снова обхаживает тему уже порядком поднадоевшей у итальянцев мексиканской революции.

Ну и конечно же, говоря о Леоне, нельзя не упомянуть об его еще одном шедевральном фильме 1984 года - "Однажды в Америке" с Робертом Де Ниро и Джеймсом Вудсом.



Это не вестерн, а гангстерская драма, которая может тягаться с Крестным отцом. Фильм рассказывает о том, как еврей из Ист Сайда по кличке Лапша, которого играет Де Ниро, превратился из уличного босяка в довольно влиятельного гангстера. Крутой саундтрек от Морриконе. И если вы еще не смотрели этот шедевр, то я не понимаю чего вы ждете?

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Миф о шведской социалистической утопии

Американские ценности и европейские ценности

Оправдания, которые мы говорим сами себе